Здесь нашел интересный обзор

Духовные циклы

ДУХОВНЫЕ ЦИКЛЫ (Христианство и язычество)

Геннадий Колдасов


1. Принцип цикличности

Данные современной науки убедительно свидетельствуют о том, что весь мир и жизнь в нём функционирует на основе принципа цикличности. Циклично дыхание и сердцебиение животных, смена эмоциональных и физиологических состояний животных; циклично движение Земли вокруг Солнца, Луны – вокруг Земли, Солнца – относительно центра Галактики; цикличны времена года, движение ветров, смена периодов потепления и похолодания на планете, появления пятен на Солнце, вращение электронов вокруг ядра; циклична мода, смена политических партий, различных противоречий, величина среднего роста человека и многое другое.

Духовно-нравственные аспекты жизни людей, как и их сообществ, государств и цивилизаций, также подчинены принципу цикличности. В истории любого народа можно найти периоды относительного духовного подъёма, которые чередуются с периодами духовно-нравственных спадов. К примеру, в 14-15 веках на Руси был период духовного подъёма (укреплялось Московское государство, была одержана победа на Куликовом поле, множилось число действующих монастырей и библиотек под духовным водительством св. преп. Сергия Радонежского, Александра Свирского, Геннадия Костромского и других подвижников Русской земли), который во второй половине 16-го века сменился периодом духовно-нравственного кризиса, завершившегося взятием иноземцами Москвы.

Любая известная земная цивилизация сначала набирала духовные, материальные и интеллектуальные силы, развивалась, достигала поры интегральной зрелости, затем дряхла и умирала. На её место заступала новая, неся в себе некоторые черты прежней, в том числе и естественную цикличность: этапы детства, юности, зрелости, старости и смерти. Здесь, однако же, принципиально заметить, что этапы естественного развития живой системы определяются не только формальными законами, законами цикличности и закономерностями больших чисел, но также духовно-волевым и информационным её состоянием на каждом конкретном этапе. Есть сила, стоящая над законом, и эта сила есть Воля – воля Божия и воля человеческая.

2. Из истории язычества

В представлениях большинства язычество – это что-то неопределенно древнее; у одних оно прежде всего ассоциируется с былинными богатырями, старинными распевами и былинами, у других – с древнегреческими богами, полубогами и героями, у третьих – с грубыми капищами, кровавыми жертвами и оргиями.

Как культурное явление, язычество весьма разнообразно, оно включает в себя и определенную духовную практику, и культуру общежития, определенные литературные традиции и естественнонаучные представления об окружающем мире. Все эти грани язычества своеобразно отражались в культуре разных народов мира: так у северных народов Европы местом поклонения богам были капища, обложенные камнями и содержащие внутри также камни, олицетворяющие собой богов; в Америке такими местами были пирамиды, в Египте же пирамиды прежде всего служили местом погребения. У одних народов была развита языческая мифология, у других – волшебные сказки. Частных национальных особенностей очень много, но что же объединяет в себе понятие “язычество”? В чем же суть язычества?

Суть его прежде всего в его духовной догматике. Некоторые люди склонны думать, что каждый конкретный вид язычества каждый народ оригинальным образом творил сам, что каждое конкретное язычество – глубоко национально.

Однако было время (примерно 3 - 4 тыс. лет тому назад), когда язычество господствовало на земле повсеместно: в Европе, Азии, Африке, Америке и Австралии, причем языческая догматика на всех континентах была одна и та же. Языческие верования наших предков славян тесно переплетались в те времена не только с верованиями северных народов, но и с верованиями древних индусов, ариев, американских индейцев и кельтов.

На смену язычеству, тоже как глобальное явление, пришло христианство. «Кто побеждает и соблюдает дела Мои до конца, тому дам власть над язычниками, и будет пасти их жезлом железным; как сосуды глиняные они сокрушаться, как и я получил власть от Отца Моего. Я дам ему звезду утреннюю. Имеющий ухо да услышит, что Дух говорит церквам» [Откр.Ин.2.26-29].

Христианство пришло, отрицая язычество по сути, отрицая его догматику. Язычество отвечало христианству тем же. Христианство и язычество – антиподы, они являют собой разные фазы духовного состояния человеческого общества. Сторонники простеньких схем социального развития: линейного прогресса, естественного отбора, коммунизма или рыночной экономики, склонны легко относиться к язычеству, не вникая в его духовное содержание, определяют его, как зарю духовного развития человечества. С язычеством прогрессисты так же ошиблись, как и с желаемым ими прогрессом, приведшем человечество на грань экологической катастрофы и острейшей проблеме выживания. К язычеству часто благосклонно относятся политические интриганы и творческая интеллигенция, те, которые не понимают разницы между духовностью и искусством, между житиями святых и сказками, между молитвой и пением, между философией и богословием; которые готовы считать духовностью все подряд: поэзию, прозу, философию, театр, цирк, музкомедию, поп- и рок-эстраду, эротику и многое другое.

3. Признаки язычества

Несмотря на внешнее разнообразие, язычеству всегда присущи следующие принципиальные признаки: политеизм, антропоцентризм, плюрализм добра и зла, натурализм, магия, сексуальная свобода, человеческие кровавые жертвоприношения и идолопоклонство.

Если цель христианских устремлений есть стяжание Царствия Небесного, желание подняться к Богу, то цель язычника – спустить Бога на землю, построить благоденствие на Земле, уговорить богов и духов решать главным образом прикладные задачи: оберегать скотину, жилище, водоём, леса (этим в своё время согласились заниматься Велес, Домовой, Пан, Афродита, Диметр); организовывать охранные структуры, преследовать врагов и иногда заниматься бандитизмом и организованной преступностью (например, Рудра, Перун, Шива, Гарпия, Баба-Яга и др.); добывать огонь и тепло людям (Даждь-бог, Световит, Прометей, Заратуштра, Ваал и др.); удовлетворять возрастающие людские потребности (Бахус, Эрос, Золотая баба, Кали, Талия и пр.). Душа язычника инвариантна относительно добра и зла, эти категории для него равноценны, в его пантеоне находим и злого Рудру и незлого Триту, жестокого Шиву и доброго Вишну, относительно доброго Сварога, Хорса и жестокого Перуна.

В общем язычество можно определить как совокупность тех убеждений и особенностей уклада жизни человека и общества, которые принципиально противоречат началам творения Всевышнего Бога Любви, сути и духу Евангелия. По слову о. Павла Флоренского язычество лжерелигиозно и лжедуховно, оно есть искажение, извращение, растление истинной веры и, вместе с тем, мучительная попытка выбраться из духовной смуты. Коротко, язычество – это прелесть лукавого.

Основные свойства язычества взаимно проникают друг в друга: натурализм таит в себе антропоцентризм, срам, идолопоклонство и жертвоприношение; антропоцентризм – натурализм, жертвоприношения и срам; магия – идолопоклонство и политеизм; политеизм – магию и антропоцентризм. Это еще раз говорит о том, что язычество по сути своей есть явление вполне законченное. Да и для этого у него было более чем достаточно времени.

Признаки и свойства язычества это признаки деформации человеческой совести. Если совесть и сердце христианина всегда обращена к Богу и ближним, то совесть и сердце язычника – к себе, своим возрастающим потребностям и членам своего клана.

Если для христианина основная человеческая ценность это его душа и её спасение, то для язычника – его физическая и умственная мощь, утверждаемая с помощью магических действий и самоволия (греческие герои-полубоги, титаны, Святогор, Палкан, Арджуна, Аджурдас, Геракл, Прометей; рыцари-крестоносцы, которые разоряли православные города Греции; Рембо, боди-билдеры, президенты и гении).

Если христианин стремится к универсализму восприятия, системности и соборности жизни, к взаимодействию с нею через душу и Дух, то язычник – к профессионализму через формализацию и магию, что приводит его сначала в формально и рационально организованный мир, затем в искусственный мир и в заключение – в иллюзорный мир, где язычник и погибает.

Каноническое христианство – это добровольная жертва во имя Любви, а каноническое язычество – это насильственная жертва во имя власти, прихоти, порока, высокомерия и гордыни.

Ни один мало-мальски справедливый человек не будет утверждать, что курение, пьянство и наркотики породило Христианство, но должен будет согласиться с тем, что курение и наркотики были широко распространены, как ритуальный элемент, среди языческих индейцев и палеоазиатов, а пьянство – среди индоевропейских язычников. Если в старину иллюзорный мир создавался с помощью разного рода наркотиков, то теперь к этим средствам добавились еще техногенные средства: компьютерный виртуальный мир и автоматизированная поп-музыка.

4. Духовные циклы

Первый духовный цикл в человеческом обществе возник чудесным образом с появлением наших прародителей Адама и Евы по воле Господней. Был же этот цикл завершён Евой ещё в раю, когда она признала сатану, по существу приняла язычество, признав и уравняв добро и зло; исполнившись антропоцентризма и натурализма, удовлетворила возросшие человеческие потребности и съела запретный плод. Она была по существу первой правозащитницей на Земле. Я не знаю с кем составляли свой «билль о правах человека» американцы, но Ева составила заявление о человечьих правах вместе с сатаной, утверждая волю и право есть всё, что хочется или всё подряд. Она первая бросила вызов Богу, захотела самоутвердиться и стать равной Ему, перепутав подобие с равенством. Она первая захотела утвердить власть также и снизу. Съев плод с древа познания добра и зла, Ева вкусила язычества и приняла в свою душу также зло. Говоря современным языком, Ева при молчаливом согласии Адама сделала первую попытку либерального и демократического переустройства мира. К сожалению, этот вызов, этот грех ее потомки продолжают творить до сих пор. Я далек от того, чтобы осуждать наших прародителей, да в этом и нет никакой нужды, ибо Господь Бог это сделал Своим изволением давным-давно. Я привожу библейские свидетельства о Еве и Адаме лишь только для того, чтобы учиться на них и стремиться с помощью их делать более правильные и более полные обобщения человеческой истории.

Каин убил своего брата и язычество состоялось во всех своих основных чертах: была принесена первая кровавая жертва первому языческому богу – лукавому змию-сатане. Так первородный либеральный грех прародителей стал одновременно полным грехом язычества.

Грех язычества – страшный грех, его последствия омрачают жизнь людей до сих пор, неискупление его влечет за собой глобальные катастрофы. Именно грех язычества допотопных людей привел человечество к противопоставлению себя природе, к гибели почти всего живого в водах всемирного Потопа, т.е. всемирной экологической катастрофе.

Второй духовный цикл человечества также завершился ярким утверждением язычества и Потопом.

«И сказал Господь: не вечно Духу моему быть пренебрегаемым человеками, потому что они плоть; пусть будут дни их 120 лет. В то время были на земле исполины, особенно же с того времени, как сыны Божии стали входить к дочерям человеческим, и они стали рожать им: это сильные, издревле славные люди.

И увидел Господь, что велико развращение человеков на земле, и что все мысли и помышления сердца их были зло во всякое время; и раскаялся Господь, что создал человека на земле, и восскорбел в сердце Своем. И сказал Господь: истреблю с лика земли человеков, которых Я сотворил, от человека до скотов, и гадов, и птиц небесных истреблю, ибо Я раскаялся, что создал их» [Бытие ,6.3-7].

Можно утверждать, что между Потопом и закатом Римской империи был не один духовный цикл. Отрывочные сведения об этом можно найти и в Библии, и в сказаниях древних ариев, индейцев и палеоазиатов.

Европейская мысль наиболее знакома с древнегреческими и римскими проявлениями язычества, причем она склонна уделять первейшее внимание декоративным их сторонам: архитектуре, ваянию, театру, литературе, спортивным развлечениям, оставляя в тени духовную суть. Эти две древние культуры, представляя собой, быть может, примеры наиболее многогранного проявления язычества, в тоже время являют собой и наиболее полное воплощение принципов языческого духа. Знакомясь с ним, прежде всего удивляешься широкому рыночному ассортименту богов, который он предоставляет своим почитателям. Хочешь пьянствовать, к твоим услугам несколько богов вина и веселия: Дионис, Бахус, жрицы разгула вакханки, вакханалии и прочее. Вакханалии, спутницы пьянства, – эти необузданные оргии и пиршества обычно проводились ночью с факелами на лоне природы у воды с применением сексуальных технологий, столь любимых теперь на Западе.

Язычество – это демократия в духовной сфере. Собрался на охоту, тебе поможет Артемида. Хочешь приятного для глаза – к твоим услугам Афродита и Астара. Римлянам было мало одной богини красоты, и они заимели сразу трех. Прикладные боги несильно сдерживали гордыню и самость человеческую; антропоморфизм, антропософия, антропоцентризм и натурализм цвели буйным цветом. Здесь можно вспомнить и Герострата, и Геракла, и Одессея, и Прометея, кентавров и множество других полу-богов, чудищ и героев.

Конечно, древние средиземноморские культуры не сразу расцвели полным языческим цветом, выпустив пышные бутоны политеизма, антропоцентризма, магии, плюрализма, кровавых жертв и разврата. Известно, что после Потопа патриарх обновленного человечества прибывал в верности Богу, человеческих жизней не приносил никому в жертву, магией и самохвальством не занимался; был весьма целомудренен, что, в частности, проявилось в его негодовании на бесстыжий поступок Хама. Уже то, что он услышал глас Божий до Потопа и был милован Им, недвусмысленно говорит о том, что языческие извращения были Ною чужды.

Цикличность требует обязательного наличия и взаимодействия противоположностей: верха – низа, права – лева, плюса – минуса, мужчины и женщины и т.д. Духовные циклы базируются на взаимодействии духовных противоположностей: добра и зла. Духовные циклы на Земле есть непосредственное следствие человеческого грехопадения. Можно также сказать, что и время, как категория человеческого мира, тоже есть порождение его греха, т.к. оно есть не более чем повторяющиеся циклы. В раю времени не было. Почему сегодня у многих есть ощущение убыстрения времени. Да потому что подавляющее большинство забыло, что такое покаяние. Вследствии чего в человеческом обществе идет лавинообразное накопление грехов и соответственно убыстряется цикличность, общественное и личное время. Изменить это пагубное явление, а соответственно временные характеристики духовного и других общественных циклов, можно только через нравственное очищение и покаяние. На это же нужна добрая воля людей и определенный духовный подвиг. Найдется ли необходимое число людей, способных на эту волю и подвиг, покажут последующие события. В этом одна из причин, почему в Библии, как правило, не указываются сроки будущих явлений, в частности второго пришествия Спаса нашего – Иисуса Христа.

Рассмотрение духовных циклов через взаимодействие добра и зла позволяет сделать еще один немаловажный вывод: принцип цикличности велик, но не абсолютен. Есть более высокие и более могущественные категории бытия, которые именуются благодатью, чудом и доброй волей: доброй волей людей и Божией Волей. В частности, с помощью доброй воли человек может выйти за пределы законов материального мира. Так св. преп. Серафим Саровский во время молитвы преодолевал закон всемирного тяготения, забывая про свою массу и причитающиеся ей джоули, парил в воздухе. Некоторые антропоцентрики пытаются этого же достичь с помощью злой воли. Однако такие их потуги всегда завершаются плачевно для них или их потомков, о чем и говорят рассмотренные выше прошедшие духовные циклы и, в частности, Сатана, Икар и Дидал. Новый духовный цикл определила искупительная добровольная жертва Сына Божиего. В этом духовном цикле мы и находимся сейчас.

5. Демократия в язычестве

Анализ библейских и научно-документальных фактов позволяет утверждать, что, если духовный цикл общественной системы заканчивается язычеством, то сама языческая фаза завершается демократией (вспомним демократичность Евы, убедительные проявления допотопной демократии, античные демократии, демократии-города, Новгородскую республику). Точно так же, как древнегреческое язычество было погребено городской демократией, завершающую точку в истории древнерусского язычества поставила Новгородская республика, по существу тоже городская демократия.

При демократиях духовная власть переходит в руки плебеев и наиболее ярко выражается в принципе: «Хлеба и зрелищ!» Известный философ Платон определял демократию, как власть плебеев. Все другие виды номерной (1-й, 2-й, 3-й, 4-й) и неномерной власти ни к плебеям, ни к народу при демократии не переходят, а остаются в руках тех или иных элит. В древнегреческих демократиях, к примеру, гражданами, которые имели право голоса, считались далеко не все жители.

Характерный признак любой демократии – это восприятие жизни, как игры (обилие зрелищ, бои гладиаторов, массовые вакханалии, олимпийские и другие игры, цирки, театрализованные представления; мероприятия и ритуалы, вызывающие массовый психоз). При демократии человеческие грехи становятся товаром (торгуют телом и совестью без стыда, торгуют рабами, торгуют прогнозами, обогащаются за счёт плебейского невежества, слабостей и пороков). Я не хочу сказать, что народ всегда вообще плебей, но в любом народе плебеев, к сожалению, много (это пьяницы и наркоманы, большая часть уголовников, политиков и чиновников, бомжи, люди с рыночным мышлением, которые легко покупаются и продаются).

Демократиям, как и всем разновидностям язычества, присущ плюрализм добра и зла, антропоцентризм, политеизм, магия, кровавые жертвы, натурализм, сексуальная распущенность, идолопоклонство.

При демократиях, как древних, так и новых, легко ставиться «на карту» человеческая жизнь: физически устраняются неудобные политики, губятся сотни и тысячи гладиаторов, христиан, рабов, бездомных детей; устраиваются ритуальные убийства и массовые кровавые жертвы богам, кумирам, звездам и духам, приносятся в жертву воли господина или реформатора старики и дети, плодится наркоторговля, организованная преступность и терроризм. Язычество и демократия – это культура нападения, культура «ковбоя», титана или супермена, культура индивидуального выживания и агрессии, культура утверждения сильного.

Каноническое же христианство (Православие) – это культура защиты, культура оберегающего и спасающего Креста, культура духовного покрова и культура подвига. Вот пример, православная молитва: «Упование мое Отец, прибежище мое Сын, покров мой Дух Святый: Троице Святая, слава Тебе».

Православная Греция и Сербия никогда не отличались склонностью к агрессии. И сегодня Сербия, напрягая все свои силы, обороняется от жестокой агрессии иноверцев, изуверов и вооруженных до зубов западных суперменов. Россия тоже за свою долгую историю главным образом оборонялась, давая отпор поочерёдно или вкупе французам, немцам, полякам, татарам, туркам, тевтонам, хазарам, литовцам, шведам и пр.

Языческий же Рим, языческая Персия, языческая Германия, языческие племена монголов, готов, гуннов, японцев и других активно занимались агрессией и грабежом.

Демократы, утверждая антропоцентризм и права человека, иной раз ссылаются на то положение Библии, где говорится о человеке, как о царе природы. «И сказал Бог: сотворим человека по образу Нашему и по подобию Нашему, и да владычествуют они над рыбами морскими, и над птицами небесными, и над зверями, и над скотом, и над всею землею, и над всеми гадами, пресмыкающимися по земле. И сотворил Бог человека по образу своему, по образу Божию сотворил его; мужчину и женщину сотворил их» [Бытие 1.26,27]. Непременная особенность антропоцентриков и других представителей западного мышления, таких как иеговисты и некоторые протестанты, – это узость мышления и фрагментарность восприятия. Они Библию, как и мир, воспринимают и заучивают отдельным кусками и цитатами, не стараясь понять и то и другое в целостности. Если же постараться понять жизнь, как богоустановленный поток бытия, то легко заметить, что человек, как царь природы, многократно терпел полное фиаско: это и изгнание его из рая, это и Потоп, и Садом с Гоморрой, Вавилонская башня, долгая неприкаянность еврейского народа, крах многих языческих цивилизаций. Человек, как царь земного мира, был действительно помазан Богом. Бог хотел видеть человека царем природы. Бог дал это высокое звание неповрежденному грехом человеку, человеку в раю, а не вообще любому примату. Но сам человек выбрал себе другую стезю: он захотел войти в мир не как хозяин и царь, а как рыночный пройдоха, как ковбой, уничтожающий миллионы бизонов, индейцев и других «неудачников»; как фашист, сионист или глобалист, идущий по трупам «неполноценных»; как супермен, утверждающий свою самость любой ценой и любой кровью; как «избранный», который может дурачить гоев, не стесняясь в средствах; или развратник, стремящийся не к любви и гармонии, а к удовлетворению своих индивидуальных прихотей и страстей. И увидев все это, Бог восскорбел.

Бог наделил человека царскими полномочиями и включил его в иерархическую структуру мира, заключив с человеком Завет, т.е. союз в любви, правде и благодати. Таким образом, человек-царь имеет реальные права только, как помазанник на царство от истинного Бога-Вседержителя.

Антропоцентрики, ставя «Я» человека выше всего на свете, отрицают тем самым богоустановленную иерархию мира, отрицают богопомазанность прав человека, а потому, в конечном счете, отрицают сами эти права и право человеческих цивилизаций на жизнь, о чем красноречиво и убедительно свидетельствует и Библия, и вся известная история рода человеческого, и современная экология.

Активно заявляли о правах человека древнегреческие киники (циники), в частности, Диоген в деревянной таре. Его Платон назвал «сошедшим с ума Сократом». Так же и Кратет, осуществивший свой свободный сексуальный «брак» прямо на площади. Весьма показательно то, что циники, как и нынешние демократы и масоны, настойчиво называли себя «гражданами мира». Термин «космополит» тоже был придуман ими. Их социальный девиз: без общины, без дома, без отечества. Как он похож на современные либерально-глобалистичексие тезисы. Они отрицали стыд, настаивали на кровосмешении и антропофагии, социальные связи и культурные навыки считали мнимостью; они хотели быть нагими и одинокими (как и хиппи), хотели быть индивидуумами (как современные американцы и другие прогрессисты); считали, что животным быть лучше, чем человеком. Короче говоря, всё, как в современной цивилизованной демократии.

Уголовники наших дней – это точная нижняя граница язычников, это утверждение своих прав и свобод без признания своих обязанностей, это готовность на кровавые жертвы, это готовность к мазохизму и садизму, это идолопоклонство прихоти, кумирам, «звездам», наслаждениям и деньгам; это уравнивание в правах добра и зла, склонность к оргиям и вакханалиям, разврату, суевериям, оккультизму и терроризму. Смыкание современной демократии с преступным миром, с наркоторговлей и с моральной распущенностью, к сожалению, сделанный выше вывод подтверждает.

Суть любой демократии в том, чтобы возвести языческие потребности человека (антропоцентризм, гедонизм, многобожие, плотские удовольствия вплоть до разврата) в ранг неотъемлемых человеческих прав и узаконить их на государственном уровне.

6. Христианство и язычество в Старом и Новом Свете

Новая эра ознаменовалась Крестной Жертвой Христа, закатом древнего язычества в Европе и становлением в её пределах Христианства. Так продолжалось до 12-13 веков.

Язычество, однако, всегда старалось поглотить или уничтожить Христианство, то ли путем жестоких гонений, то ли путем официального признания и разложения его изнутри. Первая крупная победа неоязычества в Старом Свете – это Ренессанс. На эту суть европейского «Возрождения» указал в свое время известный русский мыслитель А.Ф. Лосев. Ренессанс - это действительно эпоха возрождения, но возрождения именно язычества во всех его основных чертах. Сами приверженцы язычества и демократии утверждать это почему-то стеснялись и стесняются до сих пор.

Обычно, когда говорят о Ренессансе в либерально-демократической литературе и прессе, говорят о возрождении чего угодно, только не язычества. Но в духовном плане Ренессанс в первую очередь был возрождением язычества. В эту эпоху в западной Европе религиозные искусства уходят в тень, объектами внимания деятелей европейской культуры и искусства становятся тучные полуобнаженные женщины, пиршества, натюрморты, красоты и буйства природы и, конечно же, рыцари, гении и кумиры-властители. Общество и культура быстро секуляризируются, утверждается натурализм, гедонизм и антропоцентризм.

Говоря о Ренессансе, следует отметить относительную синхронность проявления признаков язычества в искусстве, философии, нравственных предпочтениях, политике и науке, что, конечно же, наивно считать случайным совпадением. В живописи западный человек перешел от восприятия духа в иконе к воспеванию тела и прихоти в роскошных картинах. В философии – от богоцентризма к антропоцентризму, просвещению и гедонизму. В театре, литературе, живописи и философии торжествует идея героя, рыцаря и гения. На подмостках, в картинах, на книжных страницах и эшафотах проливаются реки жертвенной крови. От Данте и Шекспира через Вольтера и Гете Европа приходит в конце концов к Ницше, Гитлеру, «золотому миллиарду» и новому мировому порядку. Если же признать идею мирового правительства, то тогда Ренессанс надо признать первым его масштабным опытом.

Языческую деградацию западной культуры довольно легко можно проследить на примере ее музыкальной составляющей. Если музыка Альбинони, Монтеверди и Баха активизирует верхние энергетические центры головного и спинного мозга, то музыка большинства сочинителей позднего средневековья и раннего капитализма (Легара, Кальмана, Штраусов, Бетховена) – в основном энергетические центры средней части позвоночника, а современная музыка самых цивилизованных стран, прежде всего большой 7-ки, в массе своей не поднимается по позвоночному столбу выше уровня пупка. Такая же тенденция в том же временном срезе просматривается и в европейской живописи (желающие могут более подробно ознакомиться с ней в трудах академика Б. В. Раушенбаха).

Начиная в средневековье с Нострадамуса, в духовной сфере Европы всё больше и сильнее проявляют себя гадалки, ведьмы и астрологи, т.е. магия всех расцветок. Эта языческая мистическая муть постепенно переходит в повальное увлечение оккультизмом, месмеризмом, теософией и восточной эзотерикой. Христианскую Церковь разваливают изнутри, она распадается на всё более мелкие инославные и сектантские новообразования: старо- и ново-католиков, лютеран, кальвинистов, англикан, баптистов, адвентистов, евангелистов, методистов и прочих «квакеров». По этой же схеме теперь язычники разваливают духовный стержень России.

В Европе начинают доминировать рыночные принципы. Католики превращают человеческие грехи в рыночный товар, они продают и покупают их за индульгенции, впрочем и сегодня большинство католиков – сторонники рыночных отношений и рыночной культуры. Параллельно они также создают организованную преступность в лице инквизиции, мафии, рыцарских и иезуитских орденов, жестоко преследуя и проливая кровь православных в Греции, на Псковщине, в Белоруссии и на Украине и насаждая там униатство. Так в самом начале XIII века католики разграбили Константинополь, в XIV веке заключили тайный союз с турками против православных. Далее они потворствуют фашистам в Германии, Испании, Италии и фашиствующим усташам в Югославии, а теперь террористам в Сербии, Македонии и Чечне.

Показательно, что католический лидер именуется понтификом, что в переводе значит «жрец». Это, конечно, не случайно. Нынешний жрец вроде славянин по происхождению и славянскую боль как будто должен чувствовать не только по христианской вере, но и по крови. Однако же – нет. Похоже, что римский жрец основательно переродился в человека других кровей и менталитета. С кем поведёшься – от того и наберёшься.

Сильно рекламируемый западный протестантизм тоже существенно отклонился от Христианства, потерял связь со значительным числом христианских таинств и заповедей, пронизан антропософией и натурализмом, прекрасно уживается с торжествующим «золотым тельцом», ссудным процентом и возглавляет мировые экуменические усилия по объединению всех верований в общемировую политеическую языческую систему, признавая плюрализм добра и зла и рукополагая сексуальных извращенцев.

Ренессанс ознаменовал переход духовной власти к «плебеям» и политикам, умеющим приспосабливаться к условиям жизни за счет деформации совести, стыда и морали.

Нигде в мире не пролилось больше крови, чем в Европе, причем зачинателями и провокаторами кровавых войн и боен почти всегда были западные народы, их идеологии и идеологи (Торквемада, Маккиавелли, Фридрих II, Карл IV. Карл XII, Наполеон, Ницше, Маркс, Гитлер, Черчилль, Трумен, Рейган, Бжезинский, Буш, Тужман, усташи, униаты, еретики и террористы-албанцы). Это тем более дико на фоне перманентных особых претензий атлантистов на обладание высочайшей мировой культурой и нравственностью.

Фашизм в Европе есть полное торжество неоязычества со всеми его атрибутами: антропоцентризмом (культ фюрера и героя-арийца); магизмом (оккультная возня братьев Лаутензак, ордена Ананербе, СС и Германенорден); политеизмом (возрождение древне-германских и арийских богов и духов); натурализмом (агрессивное расширение жизненного пространства); массовые кровавые людские жертвоприношения (концлагеря) и сексуальная свобода с вакханалиями на захваченных землях. Надо сказать, что немецкое неоязычество проявило себя ещё до фашизма, в частности в трудах Фейербаха, Ницше, Вагнера, Бетховена и некоторых других. Вот характерное языческое изречение Ницше: совесть – это химера.

Кто-то может сказать, что фашизм в Европе прошёл. Официальный, кичливый возможно – да, но язычество в западных её окраинах осталось и всё более торжествует. Поэтому фашизм в Европу вернётся и уже возвращается, что наглядно видно на примере бесцеремонного поведения американцев во всех частях света (в частности, наглая агрессия янки в Панаме, Кубе, Вьетнаме, Ираке, Сербии и Афганистане); широкомасштабного эмбарго и геноцида сербского народа с помощью межконфессиональной экуменической смеси из язычников, католиков, атеистов, протестантов и исламистов. Мало того, возвращение фашизма в западный мир уже открыто обещали ведущие идеологи Запада под именем «глобализм» или «новый мировой порядок». Об этом можно прочитать, например, в книге З. Бжезинского «Технотронная эра».

Идея сверхчеловека и беспощадного самонадеянного индивида культивируется и рекламируется на Западе со всё большим напором. Мало того, демонстрируется откровенное подражание языческому миру: широко рекламируются квазигеркулесы – боди-билдеры, возрождаются гладиаторы и бои с их участием; широко культивируются олимпийские и другие игры, ширится торговля людьми (женщинами, детьми и частями человеческого тела); жизнь в целом рассматривается там, как игра; поощряются азартные и развратные мероприятия (такие, как ночные клубы, родео, гонки, бои петухов, бои женщин в грязи); гениям, «звездам» и кумирам практически разрешается делать всё, что захочется: срывать любой плод с древа познания добра и зла, низвергать любые нравственные принципы; рекламировать дурманющие средства (табак, наркотики и спиртное). На законодательном уровне закрепляется политеизм, возможность исповедовать любую совокупность религий, допустимость полового разврата взрослых и детей; широко рекламируется в средствах массовой информации антропоцентризм, гедонизм, магия, оккультизм, жестокость, агрессия и идолопоклонство. Всяческие «раскручиваются», кумиры, идолы и «звезды».

В США на рабовладельческой почве в XIX-XX веках махровым цветом расцвел антропоцентризм, гангстеризм, мафия и геополитический терроризм. США никогда не знали классического христианства. США всегда предпочитали христианству, настоянному молитвами великих подвижников Христовой веры, свои доморощенные «религиозные» поделки (методизм, иеговизм, мормонство, саентологию, НЛО-шество и т.п.), естественным следствием чего стало великое множество всяких сект самого разного толка, число которых уже перевалило за 35000, что свело духовный вектор Америки практически к нулю. Там одни и те же люди с одинаковым энтузиазмом отмечают Рождество Христово и праздник ведьм – Хеллуин.

В западных странах, а теперь у нас, почти все 24 часа в сутки с экранов всех видов рекламируется герой: самодовольный ковбой, Рембо, какой-нибудь Ван Дамм, космическая проститутка, боди-билдеры, культ тела и секса. В западном мире махровым цветом распустилась магия, шаманство, экстрасенсорика и астрология. Музыка стала совершенно шаманской и первобытно-языческой, заметная часть западных музыкантов уже не скрывает, что их герой и вдохновитель – сатана. Плюрализм добра и зла на Западе законодательно закреплен. На улицах больших городов устраиваются официальные вакханалии вроде маршей нагих лесбиянок и гомосеков. Так было недавно в США и Канаде. Правители и президенты держат возле себя кучу прорицателей, колдунов и экстрасенсов. Официальная и неофициальная идеология стимулирует в широких массах идолопоклонство кумирам и «звездам». Число зверя “666” возвышается почти над всеми крупными американскими городами.

В Старом и Новом свете эпидемически распространяется экуменизм. Можно обсуждать различные его аспекты: исторические, вероучительные, политико-социальные и др. Однако существует и интегральная его оценка: сегодня экуменизм – это средство внедрения в духовную сферу жизни христиан политеизма и плюрализма добра и зла. Недавно созданная на съезде в Калифорнии «Организация Объединенных Религий» подняла знамя экуменизма на еще большую языческую высоту. Она готова объединять все подряд культы, верования и секты: протестантов, католиков, мунистов, мормонов, иеговистов, сайентологов, сатанистов, Горбачева и других, ему подобных, политиков.

Молодежная политика в западном мире, а теперь и у нас, подчинена языческому принципу: «Хлеба и зрелищ!». Система воспитания молодежи направлена на генерацию в ней естественных все возрастающих натуралистических потребностей, на то, чтобы сделать ее легко вовлекаемой в искусственный виртуальный мир иллюзорных ценностей, символов, кодов, призраков, монстров, чертей и антихриста, через наркоманию, пьянство, разврат и Интернет. Если в языческую старину иллюзорный мир создавали с помощью курения, вина и наркотиков, то теперь на Западе его создают и с помощью технических средств: телевизоров, вычислительных машин и других устройств. Уже сегодня нередки случаи, когда сотни детей и подростков одновременно впадают в глубокие нравственные и психические расстройства от увиденного на телеэкране и в Интернете. Так было в Японии, США и Дании.

Западный мир давно уже по существу не христианский, а языческий, хотя внешне в некоторой степени сохраняет видимость христианской культуры. Конечно, на Западе и сегодня есть настоящие христиане. Но, к сожалению, не они определяют современные духовные процессы в атлантическом мире. Текущий расцвет язычества на западных окраинах Европы говорит о том, что духовный цикл его подходит к своему концу. Современная история цивилизованных стран предстает перед нами пастью гроба.

Современный западный мир направил все свои экономические и интеллектуальные силы на то, чтобы повторить первородный грех – грех гордыни, язычества и демократии. На примере Европы и США хорошо видно, как идеи гениальности и суперменства приводят людей к гордыни, самомнению и неограниченному самоутверждению, которые в свою очередь – к презрению «неравных и неполноценных»; презрение же приводит к возникновению элит, каст и кланов или же национальному высокомерию и обособлению, которые могут принимать различные формы: фашизма, масонства, шовинизма, сионизма, элитарных клубов и закрытых союзов. Любое языческое общество обязательно содержит в себе достаточно четкое деление общества на касты: в арийском общества были касты брахманов (управленцев), кшатриев (воинов), вайшью (тружеников) и париев (отверженных). Похожее кастовое деление общества мы видим и в средиземноморских языческих культурах, в древнегерманских, в скифских и древнеславянских культурах. У древних израильтян, которые часто грешили языческими выходками, левитами были представители одного колена, священниками - другого, галилеяне считались людьми низкого сорта, а самаряне и ханаане – совсем париями. В современном демократическом обществе тоже всё отчётливей начинают проступать черты кастового общества. СМИ широко и планомерно информируют обывателя (плебея) об элитарности политиков и банкиров, об элите управленцев, об элите «творческой интеллигенции», о создании подразделений новых кшатриев в системе ОМОН и охранных структур, но весьма скудно сообщает о быстрорастущей касте париев в лице беспризорных детей, бомжей, обездоленных крестьян, инженеров и рабочих. Подобные процессы происходят во всем Западном мире, причем принципы кастовости переводятся на национальные рельсы.

Реально этому может противостоять теперь только Православие, т.к. оно принципиально и последовательно является духовным антиподом язычества. Именно это и заставляет высокопоставленных деятелей атлантической неоязыческой культуры таких как: Фукуяма, Бзежинский, Буш, Клинтон, Олбрайт упорно повторять одно: «Мы победили коммунизм, теперь наша задача – победить Православие». Они знают, что православные люди по своей христианской сути не могут быть носителями фашистской, сионистской или глобалистской идеологии. Они также знают, что православные реально могут стать центром объединения для других честных и духовно живых людей, независимо от их места жительства и культурных особенностей, если они не языческие.

7. Основные причины быстрой духовной деградации Запада

Основных причин быстрой духовной деградации Запада – три. Первая причина кроится в заформализованности западноевропейских языков. Согласно В. Гумбольдту, Д. К. Ушинскому и многих других язык есть выражение духа народа. Язык – это также способ мышления. Западное мышление очень формально, ему очень трудно смотреть на мир системно и целостно. Как следствие, ведомый ими мир идет к катастрофе: экологической, политической, нравственной и духовной. Формализованный западный дух очень неуютно себя чувствует в Христианстве. Отсюда проистекает атлантическая потребность его реформирования и формализации. Исторических примеров этому очень много.

Вторая причина в том, что западная Европа стала усваивать еще не устоявшееся Христианство, без надлежащего учета святоотеческого опыта, Святого Предания и до завершения работы всех 7 Вселенских соборов. Не обладая достаточным христианским опытом, не обладая необходимым синтезирующим языковым инструментом, имея гордыню и широкомасштабную патологическую склонность к формализации и реформированию, западный дух исторически быстро извратил свою ветвь Христианской Церкви и внес ересь и раскол во Вселенское Христианство.

Другое дело восточная Европа. Она в большинстве своих народов пользуется языками синтезационного типа и, знакомясь с Христианством на притяжении XIII-IX веков, приняла его в его завершенном виде – в виде Православия, на твердой догматической основе Святого Писания и семи Вселенских Соборов.

Третья причина быстрой западной духовной деградации в том, что прямое столкновение сил мирового зла с христианством там произошло раньше, чем на востоке. Это столкновение проявило себя и в реформаторстве, и в инквизиции, колониальной политике и вовлеченности епископата в политику, и в крестовых походах, и в организации рыцарских орденов, на базе которых в дальнейшем возникло большое число масонских оккультных орденов. Победа сил зла проявила себя в масштабной завоевательной политике западных стран, в секуляризации общества, в республиканстве, демократии и быстром финансовом обогащении без стеснения в средствах. Но известно, что легче верблюду пройти сквозь игольчатое ухо, чем богатому попасть в рай.

8. Язычество, Православие и Россия

Сегодня в поисках идейной, духовной и нравственной основы ряд политических деятелей и социологов в России отправились на языческий Запад и пустились в фантазии на предмет исконно русского язычества. Проведенный анализ показывает, что исконное русское язычество на поверку, во-первых, далеко не исконное, во-вторых, ни чуть не лучше любого другого, ибо духовные и нравственные основы у них одни и те же. Он также с ясностью показывает полную бесперспективность следования принципам западной культуры и принципам язычества вообще. Русское язычество занимает точно такое же место в духовных циклах славянских народов, какое занимают другие национальные виды язычества в духовной истории других европейских и неевропейских народов.

Внедрение в нашу жизнь механизмов и институтов западной неоязыческой культуры, в частности различных сект, гипертрофии рынка, сексуальных свобод, деформирует традиционную духовную среду обитания большинства россиян; через плюрализм добра и зла утверждается ложь, через демократию в России насаждается самая тяжелая форма язычества, последняя губительная его фаза(американская); духовно и нравственно развращается молодежь, внедряются языческие рыночные культы наживы, секса, грубой силы, антропоцентризм, гедонизм, оккультизм, магия, сексуальное развращение малолетних, наркомания и пивной алкоголизм; индивидуализм и идолопоклонство западным кумирам. Рынок может заменить почти всё только душевно больным.

Депопуляция россиян и рыночный разгул преступности достигли чудовищных размеров, что по существу есть реализация языческого принципа естественных земных потребностей, в том числе и человеческих жертв. В стране резко возросло число убийств и самоубийств. Серьезные убийства, убийцы и наркобароны согласно языческим принципам не разоблачаются и остаются тайной за шестью замками. Привлекательность профессии убийц повышают путем замены нравственно неприятного слова «убийца» не нравственно нейтральное для русского уха слово «киллер». В жертву «реформам» приносятся миллионы стариков и беспризорных детей. Те политики, которые прямо стараются или способствуют насаждению на российской почве сект широкого профиля и безнравственной продукции западной культуры, есть тоже язычники, внедряющие к нам язычество самого подлого американского образца.

Нравственно нормальный человек всегда старается строить свои отношения с миром на духовно-нравственной основе, потребность и острота поиска которой особенно ощущается в революционные, перестроечные и другие смутные времена. При недостатке духовной культуры и опыта этот поиск может существенно осложниться, принять ложные и болезненные формы такие как: тоталитарные секты, рок- и поп-музыка, магия, «исконное» язычество и пр. Обилие этих форм, различного рода извращений, как и понимание губительности язычества и реальность перспективы фашизма (скорее всего фашизма сверху) – всё это требует скорейшего перехода патриотически и ответственно мыслящих российских политиков, общественных деятелей, учителей и просто граждан России на проверенные тысячелетием основы Православия, к тем социальным институтам власти, которые действительно обеспечивали нашему обществу многовековое будущее, нравственное, духовное и физическое здоровье детям и внукам, целостность границ и перспективу культурного и экономического роста. Реальная база для этого есть, т.к. по недавним результатам опроса общественного мнения более 60% наших граждан считают себя православными.

Россию можно возродить только на основе Православия, любая другая духовно-нравственная база может её только переродить, ибо Россия возникла и развивалась именно как православная держава. Православие, как показывает анализ и синтез известных библейских и научных данных, есть та система духовных отношений, которая отвечает восходящей фазе духовного цикла. Чем более глубокий анализ нравственных процессов на Западе будет нами произведен, тем более очевидна будет предпочтительность Православного пути для России.

Православие в России продолжает жить: медленно, но возрождаются храмы и монастыри, растет православная паства, в числе прихожан увеличивается процент молодых. Господь продолжает являть нам пасхальную радость, чудесным образом обновляются и мироточат иконы в храмах Питера, Новгорода, Москвы, Волгограда, Киева, Одессы, Донецка, Минска, Пскова, Красноярска, Севастополя и других городов и весей. Сбываются пророчества о будущем нашей Родины великих русских святых: св. преподобного Серафима Саровского, праведного Иоанна Кронштадтского, иеромонаха Авеля и иеросхимонаха Серафима Вырицкого. Принесенные Россией огромные жертвы за Веру и Отечество не могут быть пустыми и напрасными, они для этого слишком велики.

Но какова будет конкретная судьба России в XXI веке это зависит от степени очищения и покаяния всех россиян. Но – не перед евреями и западными народами, которые вместе ломали Россию в начале и в конце XX века, и к чему старательно призывают нас либералы и масоны, а перед Богом. Решение – за большинством: либо оно согласится быть плебеями и примет навязываемую с Запада идеологию и модель поведения, пойдет в нравственное болото неоязычества; либо останется верным духовным ценностям православных предков, возродит их в действии и предоставит Западу самостоятельно «красиво» загнивать в язычестве и постиндустриальном глобализме.

 

 

 

 

 

Г. Колдасов

профессор

 

НОВОЕ МЫШЛЕНИЕ И ЯЗЫКОВЫЕ ПРОБЛЕМЫ

 

Демократическим идеологам, возлюбившим рыночные отношения, не требуется высокая нравственность в стране и мире. Это генеральное направление для утверждения «нового мышления» в России ярко проявляет себя и в отношении русского языка, особенно в отношения русского литературного языка и церковно-славянского языка. К сожалению, ушло в прошлое то время, когда большинство школьников делало мало ошибок в диктантах и сочинениях, когда по вечерам было обычным устное семейное чтение, очень важное для воспитания детей и укрепления семейных уз. Ушло в прошлое время, когда по говору можно было отличить москвича от питерца, вологжанина от смолянина, новгородца от воронежца. Потребность и навык писать письма родным и близким тоже в значительной степени утрачены в либеральной России. Сегодня эти естественные потребности и необходимости заменяет прилепленный почти к каждому уху «мобильник» и к каждому глазу — телеящик, заменитель мозгов и национального достоинства.

 

«САММИТ» САМЦОВ И САМОК

 

Вместе с потерей навыка письма уходит в прошлое тесное неформальное общение с русским словом, внимание к слову и естественное словотворчество, прилежание, усидчивость; сокращается словарный запас представителей «нового мышления», примитивизируется их речь. Слабое знакомство с государственным языком России они пытаются компенсировать словесным мусором (вроде: «клево», «блин», «как бы», «типа», «ну вот»), площадной швыдкой бранью (коротко — «швыдом») и иноязыкой тарабарщиной, подобной «менталитету», «суициду», «электорату», «консалтингу», «менеджменту», «боулингу», «ваучеру», «саммиту», «кастингу» и т.п.

Спрашивается: почему русские слова «управление» и «управленец» надо менять на тарабарские «менеджмент» и «менеждер», «связь» — на «линк», «самоубийство» — на «суицид», «избирателей» — на «электорат» и т.д. Все эти иностранные заимствования, как правило, для большинства жителей России таят в себе размытый смысл и затушёванную нравственную окраску.

Для пояснения приведем примеры. Русское словосочетание «наемный убийца» русскому и русскоязычному сознанию и уху объяснять не надо, оно для них вполне определенно и по смысловому содержанию и по нравственной окраске. Но вот его либеральный эрзац «киллер», напротив, размыт и по содержанию и по нравственной окраске. Он (киллер) в нашем сознании воспринимается в одном ряду с другими тарабарскими словами подобной конструкции: дилер, миллер, мюллер, веллер, геллер и т.п.

Также очень глупо внедрять в русский язык вместо понятного слова «встреча» американское лингвистическое «саммит». Это заморское «ноу-хау» само собой связывается в русских корневых семьях со словами «самец» и «самка». Так что «саммит» получается встречей самцов и самок. Впрочем, последние заигрывания на берегу Финского залива Буша-маленького с немецкой Меркель – реальное тому подтверждение.

Показательно также, что в перестроечных СМИ извращенцы и содомиты ласково именуются людьми «нетрадиционной ориентации» и за их права идет яростная борьба. Это глубокое понимание и принятие либералами содомитов — не ново и для них вполне органично. Подобное уже встречалось во времена так называемого «серебряного века», в начале прошлого столетия. Тогда либерально-демократическая общественность России тоже рукоплескала извращенцам и содомитами из среды поэтов, поэтесс, музыкантов и художников. Она считала, что только содомия и прочая дьявольщина заслуживает художественно-поэтического исследования, воплощения и воспевания.

Русскому языку по его природе не свойственен такой языковой принцип, когда каждое понятие выражается в языке обязательно одним словом. И навязывание этого простенького принципа русскому языку противно и противоестественно. Этот принцип: одно понятие – одно слово, свойственен исторически чукотскому языку. Так что можем предложить рыночным деятелям СМИ и лингвистики поехать на Чукотку и там вместе с Абрамовичем заняться американизацией чукчей и чукотского языка.

Из профессионального радио и телевидения стараниями либералов ушли дикторы с правильной русской речью и четко поставленным голосом, являвшиеся хорошими примерами отношения к русскому языку для молодежи. То же самое происходит и в журналистике. Вместо них пришли вертлявые и суетливые либералы, часто косноязыкие и картавые, пыжащиеся копировать американскую скороговорку на смеси уличного русского и англо-американского рыночного сленга. Как следствие, русский язык большинства граждан (или по-рыночному – «электората») упрощается, становится всё более примитивным и заштампованным. Большой массив чисто русских понятий изъят из употребления и забыт, корневые семьи русских слов – искажены и изуродованы. Бытовой язык, язык СМИ и язык либеральных политиков все больше скатывается в тарабарское болото.

Очень многим серьёзным людям (психологам, учителям, лингвистам, ученым других естественных наук, писателям и актерам) давно и хорошо известно, что характер и развитость языка человека прямо связаны с качеством и характером мышления человека и его общим развитием. И если язык человека становится все более примитивным, то и сам человек при этом тоже становится все глупее и примитивнее и его все успешнее можно дурачить. Политикам, возможно, это и на руку, но каждому конкретному человеку такая тенденция в его языке, сознании и уме едва ли по душе.

Хорошо оплачиваемые старания либералов с демократами направлены к тому, чтобы русский язык и его носители всё более теряли совесть, стыд и национальное достоинство, чтобы постепенно иссякала воспитательная и образовательная роль русского и церковно-славянского языков и их носителей, носителей культурных и духовных традиций, русской и православной языковой модели мира.

 

«ГОВОРИТЬ» ‑ НЕ ЗНАЧИТ ЯЗЫКОМ МОЛОТЬ…

 

Ясно, что всё это неслучайно. Не зря либеральная языковая муть последних десятилетий пытается накрыть и РПЦ, и церковно-славянский богослужебный язык ‑ сокровищницу русского духа и родник для русского языка. Натиск этой либеральной мути велик. Неукорененные в православном духе и в русском языке теряют нравственную и духовную нить в языковой дискуссии, соблазняются поверхностным комфортом и внешней легкостью. Это можно понять, но что весьма печально, так это то, что либеральные борцы за права извращенцев и одновременно против русского и церковно-славянского языков соблазняют и искушают и некоторых русских патриотов, часть воцерковленных людей и духовенства.

Так, в Петербурге упорно ходят слухи, что богослужение в нескольких православных храмах будет скоро переведено на русский бытовой язык в угоду большинству с «новым мышлением», у которого рынок и необходимость изучать английский язык забирают всё их время и им некогда знакомиться церковно-славянским языком. Либеральная политика привела к тому, что в русских городах появилась уйма центров и школ по изучению английского языка за 9 дней, за 2 дня, за 2 месяца и т.д. Если либералы действительно честно озабочены языковой проблемой в РПЦ, то почему бы им параллельно или вместо английских школ не создать школы по изучению церковно-славянского языка? Побаловались английским язычком, ублажили «маркетинг», и хватит. Пора заняться более душеполезным и душеспасительным языком.

Возросший уровень знания английского в России в основном способствует только вывозу специалистов из страны, уровень же культуры в России при этом падает. Западные же страны вместе с экспортом английского языка не стали завозить нам высокие образцы культуры и качественные продукты питания. Что неудивительно: какого качества экспортируемый язык – такого качества и экспортируемая культура и другие товары.

В последнее время полемика по поводу реформы русского и церковно-славянского языка обострилась. Любящие комфорт либералы требуют, чтобы церковно-славянский язык в РПЦ был заменен одним из современных диалектов русского языка. Скорее всего, им хочется ввести в РПЦ современный либеральный диалект русского языка со всеми его рыночными «достижениями»: «менталитетами» – вместо сознания, «суицидами», «консенсусами» – вместо согласия, «электоратом» – вместо людей, «консалтингами», «менеджментами», «маркетингами», «боулингами» и т.п. словесным мусором. А заодно «вестернизировать» и духовные понятия Русского Православия, заменив «энцикликами» живую проповедь, «ваучерами» – совесть, и «путанами» – девственниц.

В печати появился уже немалый ряд статей, в которых лица либерального толка пытаются внушить читателю, что за период рыночных реформ русский язык «необычайно обогатился и расцвёл». Т.е. либерал-реформаторы решили, что русский язык ими уже достаточно огрублен и нравственно опущен с помощью ненормативной лексики, одесской и уголовной «фени», и что теперь настало время внедрять его в жизнь Русской Православной Церкви.

Вот их аргументы:

-Единого языка во Вселенской Церкви нет, в Поместных Церквах используются разные языки, а внутри самого церковно-славянского языка обнаруживаются такие глубокие различия, что можно вести речь о различных церковно-славянских языках;

-Церковно-славянский язык страдает сакральностью и противоречит духу христианства;

-Он не понятен большинству;

-Христианство всегда переводилось из одной языковой среды в другую;

-Христианство как поклонение в духе и истине не может быть фиксировано ни в какой лингвистической форме;

-Церковно-славянский язык – это нечто туманно—возвышенное;

-Церковно-славянский язык в известном смысле стал одной из причин того, что теперь русский народ нуждается в новом Крещении и Просвещении;

-Современный русский язык «невероятно обогатился»;

-Для Евангельской вести использовались в значительной степени родные языки в среде проповедования.

 

Возражая этим тезисам, прежде всего, хочется отметить, что язык веры не может быть просто разговорным языком, так же как и поведение человека с Богом не может быть его обычным повседневным поведением. Поведение – тоже язык. Существует иерархия ценностей и, как следствие, должна и на деле существует иерархия языков ценностей. Простой пример: в русской культуре есть поэзия и есть язык поэзии, отличающийся от языка прозы. Но если современная поэзия упразднит веками сложившийся в русском языке язык поэзии и перейдет на обычный язык, она упразднит самоё себя.

Точно так же, малокультурный человек, не понимающий того, что с преподавателем, начальником милиции и другим начальством нельзя говорить языком улицы и пивной, никогда ничего хорошего для себя не добьётся. Этот же принцип справедлив и при общении человека с Богом. Понимая принципиальную важность характера языка общения, великий русский ученый Михайло Васильевич Ломоносов развил этот принцип в теории языковых стилей. Эта теория для РПЦ имеет большое значение и сегодня.

Слова, которые произносит человек, могут его возвышать, очищать и облагораживать, а могут и наоборот — опускать и пачкать. Слова могут способствовать быстрому и глубокому вхождению в предмет и тему, могут, наоборот, быть камнем преткновения. Человек может быть легко понят другим, а может быть совсем не понят и не принят собеседником, начальником или Богом. К сожалению, сегодня большинство людей не думают, говоря, а просто мелют языком, считая себя «свободными личностями», которые могут свободно болтать все что угодно, не отдавая себе отчета в том, что произнесенные слова неизбежно накладывают свой отпечаток и на человека, и на жизнь, и на отношения человека с миром и с Богом.

Такоё духовное одичание — главная причина того, что интеллигенция, обладающая большим самомнением и убежденная в своей либеральной непогрешимости и передовитости, решительно требует перевести язык православного богослужения на обычный русский. Она не утруждает себя даже тем, чтобы задуматься, почему внутри русского языка существует масса профессиональных языков, например, язык математики, отличающийся от обычного разговорного русского настолько, что его мало кто понимает.

Об утверждаемом «прогрессистами» «невероятном обогащении» либерального диалекта русского языка уже было сказано выше. Да, он обогатился с точки зрения торгово-закупочных операций и удобства общения пройдох, воров, попсы и нечистоплотных политиков между собой. Большинство же граждан, тем более, православных, этот диалект не принимает.

Современные «прогрессисты» утверждают, что единого языка в Церкви нет. Но сегодня и единого русского языка нет. Обычный русский человек не поймет многое из сказанного математиком, экономистом, бизнесменом, политиком и дипломатом. Он не поймет язык многих современных пьес и спектаклей. Он не примет язык либерально раскрученных повестей, рассказов, стихов, политических исследований и статей. Сегодня пока ещё есть литературный русский язык, но для многих молодых людей он неинтересен и они на нем не говорят и очень плохо пишут.

По реформаторской логике современных «прогрессистов» получается так, что один размытый по правилам и по словарю язык непременно надо заменить на другой, ещё сильнее размытый и «либерально опущенный», язык. Из этого следует, что у этих «прогрессистов» либо заметные затруднения с логикой, либо указанный тезис только ширма, а на деле они движимы совсем другими идеями и желаниями, чем официально заявленные. Кроме того, если бы внутри церковно-славянского языка действительно были обнаружены «глубокие различия и противоречия», то они бы уже давно были устранены насущной практикой церковной жизни и богослужебных чинопоследований.

 

НА КАКОМ ЯЗЫКЕ ГОВОРИТЬ С БОГОМ?

 

На волне политических переворотов попытки замены церковно-славянского языка на либерализованный русский язык уже предпринимались в 20-е – 30-е годы ХХ века и связаны они были с деятельностью т.н. «обновленцев». Доводы «обновленцев» были примерно те же, что и у современных «прогрессистов». Какой итог? В своем большинстве духовенство и миряне отвергли «обновленческую попсу» и те, кто не покаялся, были отлучены от Церкви.

Реформаторы и обновленцы обвиняют церковно-славянский язык в излишней сакральности. Но церковно-славянский язык – это язык общения человека с Богом. Он не может не нести на себе печать высокой нравственности, святости и сакральности. Таинства, осуществляемые в Церкви с помощью языка богослужения, — сакральны в принципе, по своей божественной природе. Отказаться от такого языка, значит исказить весь благодатный духовный строй церковного благовестия.

На западных окраинах Европы уже давно провели в Церквах лихие языковые и другие богослужебные перемены. Как следствие, там с понижением духовно-нравственного уровня языка и службы уже давно нравственный и сакральный уровень жизни Церкви заметно понизился. Для западных прихожан язык богослужения без труда понятен – это их обычный язык. Однако этот язык не задерживает их надолго в храмах. По свидетельству немецких пасторов, их прихожане находятся в храме на богослужении в среднем по 20 минут. А у нас, несмотря на «непонятный язык», прихожане на службе пребывают по 2—2,5 часа и ещё после этого остаются общаться со своими духовниками и приходскими священниками!

В неправославной Европе последователи и проповедники религиозных сектантских «новообразований» вроде «Церкви последних дней и последних лет», «Муноцеркви», «Истинной церкви», «Церкви Рассела», любят молиться своими самоделками на английском и немецком языках. У «традиционных» западных церквей ‑ тоже реформенный зуд. Пронизанные рыночным вероотступничеством, они подстраиваются не под Бога, а под потребителя, руководствуются в своей деятельности не волей Божией, а рекламными правилами.

Эти примеры и сравнения со всей очевидностью показывают, что реально принесет в нашу Церковь языковая реформа, и нужно ли менять в РПЦ язык богослужения, и поможет ли замена языка привлечь больше людей к вере и Церкви!..

С Богом нельзя говорить на том же языке, на котором грешное и страстное человечество врет, строит политические козни, обманывает ближних, блудит и кощунствует. Нельзя говорить с Богом на языке, с помощью которого человек нарушает Божьи Заповеди. Церковный язык в России должен быть свободен от этих духовно-нравственных оков и не испачкан современной лукавой жизнью. А разговорный русский язык реформаторской поры, к сожалению, весь залеплен нравственной, политической и рыночной грязью. Исторически языком, отвечающим уровню общения с Богом, в России является только церковно-славянский язык: на нем вот уже более тысячи лет не только никто не хулит Бога, но даже никто не сквернословит, т. к. бранных слов в нем просто нет.

Люди, мало-мальски воцерковлённые, знают, что молитва молитве рознь. Одно дело – молитва, вошедшая в церковную практику через подвиги великих подвижников Христовой веры, Духом Святым исторгавших из своей облагодатствованной души слова покаяния, прошения, благодарения. Другое дело, молитвы-самоделки грешных и страстных людей, в ослеплении своём решающихся обращаться к Богу самовольно, самочинно, дерзко и беспечно.

Проблема замены церковно-славянского языка — политически выдуманная проблема, т. к. Церковь никогда не запрещала клирикам и мирянам общаться между собой на обычном русском языке, вести миссионерскую и катехизаторскую работу на любом языке, понятном собеседнику. Миссионерские и катехизаторские задачи Церкви обязывали ее говорить на многих языках: и на языке простолюдина, и на языке ребёнка, и на языке учёного, и на языке интеллигенции. Но из этого не следует, что язык богослужения должен периодически переписываться с языка интеллигенции на язык ребёнка, с языка ученого на язык простолюдина.

Да, христианство на протяжении своей истории не раз перемещалось из одной языковой среды в другую. Но установив богослужебный язык в новой языковой среде, потом уже никогда не меняла его по первому требованию «прогрессистов». Язык общения между людьми в Церкви не обязательно должен быть освящен, но язык богообщения и богослужения должен быть освящен обязательно.

Поэтому тезис о том, что для Евангельского благовествования использовались родные языки разных народов, никак не порочит церковно-славянский язык и не противоречит миссионерской практики Русской Церкви. Общение священника-миссионера с язычником, которого он просвещает светом Истины Христовой – совсем не то же самое, что общение воцерковлённого уже христианина с Богом. В первом случае разговорный язык – единственно уместен, а во втором – совершенно недопустим.

 

БЛАГОДАТНАЯ ОБОЛОЧКА СПАСИТЕЛЬНЫХ ТАИНСТВ

 

Рассуждая о необходимости языковой реформы в РПЦ, следует иметь в виду ещё один аспект проблемы. То, что легко дается человеку, с тем он легко расстаётся. Именно поэтому языковые реформы в западных Церквах не привели к усилению интереса обывателей и интеллигенции к вере. Наоборот, мы видим, что реформированные еретические «церкви» продолжают идти по пути раскола, вероотступничества и нравственной деградации, когда церковные кафедры возглавляют извращенцы и содомиты.

Церковь – это не клуб для комфортного отдохновения. Церковь – это место покаяния и восстановления благодатного единства человека с Богом. Это место благочестивых подвигов. Приходя в Церковь, человек берёт на себя крест, готовится к труду и борьбе. На этом фоне стенания лентяев о «непонятности» церковно-славянского языка выглядят особенно кощунственно. Тем более, что ни один церковный Собор, ни один угодник Божий никогда не выступали за отмену церковно-славянского языка по причине его непонимания ленивым большинством.

Область верования и жизнь Церкви – это очень деликатная и тонкая сфера жизни души человеческой. Человек искренне верующий приходит в Церковь не для комфорта, удобства, льгот и легкости жизни, а для того, чтобы его услышал Бог. С Богом же говорить, как заблагорассудится, негоже. Божья благодать приобретается большими усилиями, в том числе и усилиями в языке богообщения.

Русский язык – очень развитый и могучий язык, данный человеку для его адекватного общения с миром и Богом. Его развитость следует хотя бы из того, что его словарь почти в 4 раза больше, чем словарь английского языка. Надежность передачи в нем сообщений выше, чем в английском. Его выразительные способности так же гораздо шире, чем выразительные особенности английского языка. Система падежей делает русский и церковно-славянский языки очень гибкими, а английский язык до сих пор не догадался ввести в себя падежи. Это обстоятельство, в частности, существенно затрудняет писание стихов на английском.

Развитость русского языка проявляется и в том, что внутри его существует целый ряд подъязыков: математический и физический, русский-ботанический, русский-биологический, русский-поэтический и ряд других. Всякая специфическая сфера деятельности человеческого духа, ума и тела рождает свою разновидность русского языка. Это естественно и оправданно. Например, большинство «творческих интеллигентов» почти ничего не поймет по-русски, если математик станет им говорить о рангах матриц, интегралах и мере по Риману или Стельтьесу, преобразованиях Фурье или афинных преобразованиях. Точно также либерально-творческая интеллигенция будет «хлопать ушами», когда услышит профессионала-генетика, физиолога, врача, космонавта и многих других.

Но при этом она совершенно не утруждает себя тем, чтобы понять, что церковно-славянский язык — это исторически неотъемлемая, очень важная и нужная часть современного русского языка в его полноте. Церковно-славянский язык существует внутри русского языка как язык для очень тонкой и специфической сферы деятельности человеческой души ‑ сферы вероучения, богослужения и богообщения.

Церковь — особая сфера деятельности, деятельности Бога-Творца, Бога Слова, человеческой души и духа, сфера тонкая и деликатная, куда не следует соваться, как и в «калашный ряд», со «свиным рылом» либерализма. И без церковно-славянского языка в ней нельзя даже приблизиться к пониманию тайны Пресвятой Троицы, Крестной Жертвы, тайны Любви Христовой, не познать силу молитвы, не увидеть таинственный Фаворский свет…

Конечно, Бог слышит любого, кто обращается к Нему: и либерала, и пройдоху, и вора, и бизнесмена, и пьяницу, и блудника. Но из этого вовсе не следует, что с Богом можно говорить как угодно и на каком угодно языке. Многовековая практика Церкви Христовой убедительно свидетельствует, что Христианство как поклонение в Духе и Истине всемогущему Слову Божию, нуждается в определенной словесной оболочке; для нас, русских, такой благодатной оболочкой спасительных Таинств Церкви служит священный церковно-славянский язык.

 

ЯЗЫК ИЗМЕНЫ

 

Использование реформаторами-обновленцами тезиса о том, что церковно-славянский язык, якобы, стал одной из причин того, что теперь русский народ нуждается в новом Крещении и просвещении, говорит либо об их весьма поверхностном вхождении в тему, либо о лукавстве. Это очень нечистоплотная подмена понятий, причин и следствий.

Может быть, революционная социал-демократия 19 ‑ 20-го веков призывала народ на баррикады грабить награбленное на церковно—славянском языке, и это привело народ к атеизму? Куда уж логичнее увидеть причину разхристианизации народа во французском и немецком языках, на которых была в 19-м веке написана основная часть антихристианских, богоборческих и революционных книг, трактатов и статей.

Известно, что в конце 19-го – начале 20-го века революционным влияниям была сильно подвержена не только светская учащиеся молодёжь, но и значительная часть учащихся Духовных семинарий и академий, значительная часть разночинной молодёжи, вышедшей их духовного сословия. Однако, они отвратились от веры не из-за больших трудностей в овладении церковно-славянским языком, которым все прекрасно владели, а вследствие того, что были искушены и соблазнены трудами К.Маркса и Ф. Энгельса, написанными на немецком, трудами А. Смита, Ч. Дарвина, написанными на английском, трудами Вольтера, Дидро, Руссо, Фурье, написанными на французском языке.

Весьма показательно и то, что в 1917 году Синод, смалодушничав после февральского переворота, изменил помазаннику Божиему и добровольно присягал масонскому Временному правительству отнюдь не на церковно-славянском, а на обычном русском языке, к тому же испорченном революционной риторикой. Вожди, поэты и идеологи революционных смут, либеральной содомии и разврата 20-го века также писали и говорили не на церковно-славянском, а на политическом — русском, французском, немецком и английском языках. Так что, если и обвинять какой-то язык в атеизации России, то справедливее будет обвинить политические языки — русский, французский, немецкий и английский.

Из приведенного анализа должно быть ясно, что либералы рвутся реформировать РПЦ и язык богослужения не из-за того, что им больно смотреть, как мучаются на богослужениях неофиты, не удосужившиеся прочитать книжку о евхаристическом каноне и о правилах поведения в храме. Дело в том, что либералам по природе необходимы перманентные реформы, необходимы как воздух. Последствия реформ для них на самом деле не важны, важен сам процесс реформирования и разрушения до основания. События последних пятнадцати лет в России иллюстрируют этот либеральный зуд со всей очевидностью.

Если пустить реформаторов в РПЦ и согласиться с реформой языка богослужения, то следом они будут требовать реформы евхаристического канона, реформы Таинств; начнут возмущаться тем, что Церковь называется русской (в этом они увидят проявление «фашизма»); станут бороться за права извращенцев, требовать извинений за «православный антисемитизм» и освящения содомских браков, рукоположения извращенцев во пресвитеры и епископы, как это уже делают западные еретики, ступившие на пагубный путь реформирования церковной жизни.

Вывод прост: демократы и либералы реформаторы и обновленцы – люди вполне определенного духа, духа постоянного недовольства и разрушения. Поэтому Церкви с ними никогда договориться не удастся, они – враги всего церковного, святого и благочестивого. http://www.rusprav.org/2006/new/138.htm
Блокада Ленинграда и сила народного духа

Геннадий Дмитриевич Колдасов, кандидат технических наук, доцент, академик ПАНИ, ветеран Великой Отечественной войны

 


«Пусть ярость благородная вскипает, как волна.
Идет война народная - священная война».

 

«Проходит год за годом, и мы всё глубже осознаем этот триумф человеческого духа - великий Ленинград выстоял 900 дней блокады, навязанной ему гитлеровскими полчищами во время второй мировой войны. Ничто не в силах преуменьшить победу этих мужчин и женщин; они боролись, несмотря на голод, холод, болезни, бомбы, снаряды, отсутствие отопления, транспорта, в городе, где, казалось, царила смерть. История этих дней - эпопея, которая будет волновать сердца, пока на земле существует человечество».

Под этими словами мог бы подписаться любой переживший блокаду и войну, любой честный человек России, соприкоснувшийся с историей 900-дневной блокады города на Неве. Эти слова принадлежат жителю далекого Нью-Йорка, Гаррисону Солсбери - автору книги «900 дней». И это признание стоит много, ибо американцы скупы на похвалы других, а тем более - на похвалы России и русских.

Оценка Г. Солсбери подвига ленинградцев есть по существу оценка духа наших людей в дни блокады. Несмотря на голод, холод болезни, бомбы, отсутствие отопления, транспорта, на царство смерти, наши люди победили. Они победили, прежде всего, не транспортом, не бомбами, не реактивными снарядами, не самолетами, а именно духом. Духом же победили и наши войны, сражавшиеся без танков против танковой бригады фашистов, духом побеждали и подводники лодки С-13, которых Гитлер записал в свои личные враги; духом победил и наш летчик А. Маресьев, научившийся летать без ног. Примеров проявления высокого духа сынами и дочерьми России той поры очень много. Те уроки духа для нас сегодня очень поучительны и ими стоит напитываться, как лекарством против унынья, апатии и слабоволия.

«Барбаросса» и Ленинград

Исходно стратегическое развертывание войск вермахта по плану «Барбаросса» предполагало наступление группы армий «Центр» севернее Припятских болот. Здесь следовало сосредоточить две группы армий с тем, чтобы осуществить прорыв на Смоленск и затем повернуть танковые и моторизованные войска на север, которые вместе с группой армий «Север», наступающих через Прибалтику, и финской армией должны были захватить Ленинград и Кронштадт, чтобы лишить наши войска военно-промышленных и оборонительных возможностей на севере страны. Так Балтика могла оказаться всецело в руках фашистов.

После захвата Ленинграда немцы поворачивали свои армии на Москву. Ясно, что успех на одном направлении обеспечивал им успех на другом. И недооценка битвы за город на Неве - серьезнейшая ошибка, близорукость, глупость и предвзятость ряда современных историков, политологов и идеологов нового мышления. В ходе войны фашисты постоянно продолжали уделять Ленинграду особое внимание, что видно и из директив Гитлера №№ 33 и 34 от июля 1941 года и высказываний крупных немецких стратегов.

Например, фельдмаршал Ф. Паулюс в своих воспоминаниях писал, что взятию Москвы должно было предшествовать взятие Ленинграда. Этим преследовались несколько военно-стратегических целей: ликвидация основных баз советского Балтийского флота, вывод из строя военной промышленности и ликвидация города на Неве как опорного пункта контрнаступления против вермахта на центральном направлении и обеспечение необходимого для немцев подвоза морем руды и других необходимых ресурсов из Скандинавии.

Из военного дневника начальника штаба сухопутных войск вермахта Ф. Гальдера (17 марта 1941 года) : «... группы армий «Север» и «Центр» должны продвинуться до Днепра и затем развернуть свои силы на север. Захват Москвы не имеет никакого значения».

4 августа 1941 года: «Гитлер особое значение придает Ленинграду, а также захвату южных районов, уничтожению воздушных баз Красной армии в Крыму; овладению Москвой фюрер не придает никакого значения».

Важность захвата Ленинграда для немцев явственно следовала их того огромного объема военных сил, какой был стянут к Ленинграду нашими врагами с северной, западной и южной стороны города.

Итак, ближайшей, главной целью действий вермахта при вероломном нападении на СССР становился наш город. По плану фашистов Ленинград должен был пасть 9 августа 1941 года. Кольцо блокады сомкнулось вокруг города в сентябре. Гитлер говорил, что такой большой город на севере, как Ленинград, ему не нужен. Осенью 1941 г. была выпущена директива главного штаба Вермахта, подписанная Гитлером, по которой после взятия Ленинграда город подлежал уничтожению.

Такова трагичная история начала войны для нашего города. Датой начала блокады города на Неве считается 8 сентября 1941 года. Частично блокада была снята 18 января 1943 г., а полностью - 27 января 1944 г.

Сила духа

Чтобы понять прошлое, нужно иметь ясное представление о характере мышления людей с обеих сторон, их целях и о состоянии их духа. Сила духа, героизм и самоотверженность нашей армии, флота, нашего народа и жителей блокадного города оказались намного выше, чем предполагали немецкие стратегии и идеологи. Город на Неве фашисты не взяли. Город смог противостоять мощной немецкой агрессии более 2,5 лет или 900 дней. «Ленинград никогда не был и не будет в руках врага!» - так думало большинство русских и советских людей в России и в Ленинграде. И в это они твердо верили. Эту веру и стойкость нашего народа во время войны отмечали и подтвердили не только наши соотечественники, но и многие иностранцы. Лондонское радио военных лет сообщало: «Защитники Ленинграда вписали самую замечательную страницу в историю мировой войны». Высоко ценили подвиг блокадных ленинградцев митрополит Ливанских гор Илия, В. Черчилль, Ф.Рузвельт.

Для того, чтобы лучше прочувствовать и понять, что такое - сила духа народа, приведу такие сравнительные данные по Западной Европе: Польша была взята фашистами за 2 недели( а в Польше в то время народу было в 10 раз больше, чем в Ленинграде, и Польше к тому же помогала Англия); Франция была покорена за 7 дней ( во Франции народу было в 25 раз больше, чем в Ленинграде); Голландия, Бельгия и Чехословакия были захвачены за 2-3 дня. Теперь сопоставьте: 900 дней героически сражаться, не сдаться врагу и победить, с одной стороны, или плохо сражаться и покориться тому же врагу за 2-14 дней при большом числе человеческих жертв. В Польше, к примеру, было убито не менее 2 миллионов, сотни тысяч посажены в концлагеря, а Варшава практически вся была разрушена до основания. Каково?!

Народы указанных европейских стран уже в то время мыслили так же, как сейчас думают многие либералы у нас: «Ленинград лучше было бы сдать фашистам, тогда бы жертв было меньше». Хотя меньшего числа жертв фашисты нам даже и не обещали. Это пример того, что либералы в своём сознании оперируют не фактами и логикой развития событий, а «заманчивыми предположениями», высосанными из пальцев западных либералов, или своих собственных. Если бы город был сдан, то в соответствии с указанной выше директивой город был бы разрушен. Либералы полагают, что около 3 миллионов ленинградцев, оставшихся без крова, фашисты бы посадили в поезда и самолёты и отправили их на профилактику на южный берег Франции, в горы Баварии или в Ташкент? Но фашисты так не поступали ни с кем. Разрушив Варшаву, фашисты евреев, коммунистов и патриотов отправили в концлагеря или расстреляли, а остальных в тяжелейших условиях заставили работать на себя.

В позиции «передовых либералов» относительно оценки значения Блокады Ленинграда, кроме нравственного неприличия и яркого скудоумия содержится также осознанный или неосознанный антисемитизм. В предвоенном Ленинграде процент евреев и коммунистов был один из самых больших в стране, он точно был выше, чем в Москве. Либералы, утверждая, что при сдаче города врагу, жертв было бы меньше, в своих суждениях не принимают во внимание жертвы среди евреев и коммунистов и не возражают против того, чтобы и тех и других фашисты отправили не в Ташкент, а в концлагеря.

Указанная нравственная каша в головах либералов есть следствие содержания либерального духа. « Ибо плоть желает противного духу, а дух - противного плоти... Дела плоти известны, они суть: прелюбодеяние, волшебство, вражда, блуд, нечистота, непотребство, идолослужение, ссоры, зависть, гнев, распри, ереси, убийства, пьянство, бесчинство и тому подобное...Плод же духа (святого): любовь, радость, мир, долготерпение, благость, милосердие, вера, кротость, воздержание.» ( 1-е к Галл. 5. 17-23).

А героическая победа ленинградцев есть победа нашего национального духа, противостоящего духу агрессии, духу предательства; высокого духа веры, любви, долготерпения, милосердия и чести наших бойцов и защитников города против духа трусости, вражды, убийства, ереси, тупого потребительства и толерантности к фашизму. В дни блокады проявились самые высокие качества нашего национального духа.

Как самоотверженно гасили зажигательные бомбы на крышах домов наши женщины и дети, как они же почти без сна и еды денно и нощно производили для армии боеприпасы, танки, «Катюши» и самолеты на заводах осажденного города! А подвиги наших соколов в небе над городом, героев «Дороги жизни», «Ораниенбаумского пяточка», защитников крепости Орешек и полуострова Ханко!

Несмотря ни на какие бомбежки, в храмах города шла неустанная мо- литва за бойцов и за всех униженных и оскорбленных России! Проходили крестные ходы и многое другое, что составило бы честь и славу любому народу мира. Конечно, не все оставшиеся в городе были героями и подвижниками. Но должно быть ясно, что героев и подвижников в городе было абсолютное большинство, ибо иначе город бы не устоял и уподобился бесславной участи Франции, Бельгии и Голландии, где героев оказалось меньше, чем людей духа плоти и либерализма.

Мы победили духом и верой

Мы победили 900-летнюю германскую агрессию 900 днями стойкости и мужества. Здесь уместно вспомнить жертвы 1-й мировой войны, агрессию Фридриха 2-го, Карла 12-го, крестовые походы на Русь германцев 12- 14 веков, ярла Биргера, кровавые дела Карла Великого, Оттона 1-го, Фридриха Барбароссы, норманна Роланда Пешехода и Годфрида Бульонского, зверства германских викингов и берсерков 8 - 11 веков.

Естественен вопрос: «Что же дало возможность нашему духу победить дух фашизма и германской агрессии, который был подкреплен мощным техническим оснащением, особенно в авиации и подводном флоте?»

Дух немецкого фашизма - это оккультный, неоязыческий дух, смешанный с духом сатанизма и глобализма. Здесь достаточно вспомнить «камлания» самого Гитлера, Геббельса, Гесса, братьев Лаутезак, культ тела и культ лжеарийца, идеолого-мистическое воскрешение валькирий, викингов, берсерков; посещения гитлеровцами тибетских лам. Здесь также уместно вспомнить их теории и принципы расового превосходства, теорию золотого немецкого превосходства; использование людей в качестве подопытных «кроликов», кодирование людей в концлагерях, их идеи глобального господства, замешанные на агрессии, зле, цинизме и инфернальной жестокости.

« И видел я выходящих из уст дракона и из уст зверя и из уст лжепророка трёх духов нечистых, подобных жабам. Это - бесовские духи, творящие знамения; они выходят к царям земли всей вселенной, чтобы собрать их на брань в оный день Бога Вседержителя.» ( Откр Ин. 16. 13,14).

Сегодня, к сожалению, немало людей, для которых в оценке войны важна, прежде всего, либеральная «политкорректность». Но подавляющее большинство русских людей всегда жило и живет не ради «политкорректности», а ради правды, и справедливости. Я допускаю, что среди немцев были и хорошие люди, но они были исключением потому, что духовная власть Гитлера над немецким народом тогда была подавляюща, она поддерживалась войсками СС и СА, она изгоняла порядочных немцев отовсюду.

Инфернальному духу фашизма реально противостоял дух России, который на первый взгляд определить, кажется, делом сложным. Почему именно России? Да потому, что в фашистской армии, кроме собственно германцев( немцев, норвежцев, голландцев, датчан), сражались испанцы, французы, итальянцы, румыны, финны, чехи, словаки, бандеровцы, власовцы и евреи. А западные политики в первой половине войны делали всё, чтобы агрессия фашистствущих германцев с подручными обратилась на восток от них. Во второй же половине войны они, внеся скромный вклад в победу над фашизмом, исполнились сознания того, что именно они являются главными победителями. Американцы убеждены, что примы - победители это они, а остальные участники войны - малозначащий « кордебалет». Американская армия на Европейском театре военных действий насчитывала 360000 человек. Фашистская армия была численностью в 5000000 человек. По американским представлениям, каждый американец «справился» с 15 фашистами и освободил узников из концлагерей даже там, где концлагерей никогда и не было. «Победоносные» свойства своей армии американцы демонстрировании неоднократно и позже: во Вьетнаме, Ираке и Афганистане. Во Вьетнаме они не смогли победить народ, которой в 5 раз меньше по численности, чем немцы, и 15 раз меньше, чем американцы. Примерно во столько же раз Вьетнам был менее технически оснащён, чем сами американцы. Примерно при таких же людских и технических соотношениях американцы не могут победить в Ираке и Афганистане даже при многолетней поддержке своих сателлитов. Таковы реальные проявления победоносного духа наших бывших союзников.

У нас тоже нет сейчас больших побед, но есть малые победы над банд- формированиями на Кавказе, находящиеся по обе стороны хребта. Однако сегодняшняя наши армия едва ли составляет и десятую часть от американской по боевой мощи. То, что наша армия стала маломощной, виноват не народ и не сама армия, а, полагаю, «либеральные» реформаторы, строящие свою политику на «заманчивых» предположениях, а не на фактах и интересах страны.

Что вдохновляло на подвиги наших людей в Великой Отечественной войне? За что умирали они? Конечно, можно в истории войны найти примеры, когда боец, уходя на битву, записывался в ряды партии. Но так поступали далеко не все. Что показательно: Сталин, вдохновляя воинов на борьбу, обращался не к цитатам из Маркса, Энгельса, Ленина и Троцкого с их высокомерным и довольно расистким подходом к оценке русского народа, а к примерам ратных подвигов великих русских благоверных князей А. Невского, Д. Донского, православных праведных И. Муромца, Ф. Ушакова, также А. Суворова, Д. Пожарского, К, Минина, И. Сусанина и многих других православных русских. Это нельзя объяснить только тем, что Сталин испугался. Испугом нельзя объяснить то, что в 1939 г. он отменил ленинский декрет о борьбе с церковью и попами, а после войны он согласился с патриаршеством на Руси и в 1948 г. содействовал открытию в Москве всемирного православного собора. Фигура Сталина - сложная и противоречивая, учеба в семинарии не прошла для него даром. Мы не имеем права отказывать в покаянии никому. На этот счет есть свидетельства митрополита Николая Ярушевича и патриарха Алексия I.

В годину суровых испытаний всякая фальшь и театральность поведения быстро улетучивается. Перед лицом смерти люди проявляют свое истинное лицо и свои истинные намерения. Либо люди быстро становятся дезертирами и предателями, либо они быстро становятся сознательными воинами, укрепляются в борьбе с врагом в любви к Богу, Родине и близким, т.е. становятся по духу православными (если они вышли из православной среды). Этому подтверждением могут быть многочисленные случаи Крестных ходов во время блокады и вообще во время всей войны. Были Крестные ходы и на передовой, они были и вокруг отдельных домов. Эти факты православные хорошо знают. Я знал трех летчиков, сражавшихся в той войне, которые, будучи сбитыми, неустанно молились и оставались невредимыми в очень сложных обстоятельствах. Люди отдавались воле Божией, люди отрицали сердечную фальшь.

Власть Сталина в стране в то время тоже была велика. Но силой обстоятельств, Сталин имел перед Гитлером превосходство. Не он по факту развязал войну, не он обрушался на спящих людей. Он не звал подобно фюреру народ захватывать новое жизненное пространство и чужое добро. Он не заявлял, что кто-то расово неполноценен. Но он призывал всех в стране, объединится перед лицом общей смертельной угрозы для защиты своих детей, своего дома, своей Родины, своего языка и своих близких. И он открывал храмы во время и после войны по этой причине и по тому, что был неглуп, а не для того, чтобы принудить православных доносить на коммунистов и партизан, как это делали оккупационные фашистские власти в Белоруссии и на Псковщине.

Надо иметь в виду, что за многие столетия Православие основательно вошло в генетическую память большинства народов нашей страны: русских, белорусов, украинцев, русин, мордвы, удмуртов, карел, чувашей, шорцев, осетин и других. В народной памяти хранятся образы тевтонских псов-рыцарей, Левонская, Северная войны и Первая мировая война, когда нашими внешними и открытыми врагами были еретические германцы. Народная память хранит также и прямые духовные агрессии немцев и скандинавов по отношению Руси-России, и ее святынь: то, что немецкие епископы жестоко преследовали святых равноапостольных Кирилла и Мефодия, что с помощью немецких же епископов и римских пап насаждалось униатство в Белоруссии и на Украине, причем руки многих германских еретиков - непосредственно в крови наших братьев.

Поэтому воскресить вековой национальный дух в большинстве нашего народа силой суровых обстоятельств и обращением к урокам истории не составляло большого труда. Именно поэтому были услышаны слова митрополита Ливанских гор Илии, именно поэтому было православно понято обращение Сталина: «Братья и сестры!»; именно поэтому были совершены Крестные ходы в Ленинграде, Москве и в Сталинграде, именно поэтому были совершены молебны перед сражениями у икон Пресвятой Богородицы во многих местах России, именно поэтому Православная Церковь собирала средства на строительство танковых колонн и самолетных эскадрилий для сражающейся нашей армии, и неустанно молилась за наших бойцов вне зависимости их национальности и вероисповедания; именно поэтому самый успешный полководец Великой Отечественной войны Г.К. Жуков носил в своем кителе Казанскую икону Божией Матери - покровительницу России и ратных дел русских.

И сегодня мы должны помнить не только павших за нас и за Россию, наших героев и подвижников, но и духовные уроки той страшной войны, истинные пружины и механизмы той войны. Мы должны помнить то, что Великая Отечественная война для нас - это не только наказание за вероотступничество, но и искупительная жертва и покаяние за забвение Православной веры, как и православной культуры России в целом. Великая Отечественная война - это очистительный подвиг нашего народа.

Имеющий уши - услышит, имеющий глаза - протрет их, имеющий ум - сосредоточится и поймет, что - к чему; а имеющий совесть - отдаст должное истинным героям, истинным воинам, труженикам и молитвенникам нашей Родины, истинным радетелям будущего России, ковавшим день Великой победы силой духа, своей кровью, своим самоотверженным трудом, своей жертвой, молитвой и непоколебимой верой в справедливость, правду и торжество добра над злом. Подвиг освящает человека и народ, подвиг делает народ сильнее, подвигом искупаются грехи, подвиг подвигает человека и народ ближе к Богу. В этом самый главный смысл подвига блокадного Ленинграда. Люди, города, знамёна, наша история освящены подвигами Великой Отечественной войны перед последующими поколениями.

Геннадий Дмитриевич Колдасов, кандидат технических наук, доцент, академик ПАНИ, ветеран Великой Отечественной войны

Вверх