Шаблоны Joomla здесь

О Пассии

С приходом Великого Поста богослужебный Устав предлагает верующим людям большое разнообразие особенных молитв и чинопоследований, помогающих настроиться на покаянный лад и достойно пройти постное поприще. Все эти произведения церковного гимнотворчества, молитвословия и особые богослужебные последования в основном древнего происхождения и с давних пор укоренены в богослужебной практике. Однако есть среди них богослужение, которое является довольно поздним по происхождению и не находит отражения в Уставе.

Это богослужение называется Пассией — от латинского слова passio, что в переводе на русский язык означает «страдание», а на славянский язык переводится как «страсть».
Появление этого чина связывают с католическим влиянием на православное богослужение. Именно на Западе в XVI-XVII вв. впервые появляются чинопоследования с подобным названием. Позднее это нововведение подхватили протестанты. Смыслом Пассии является сопереживание со Христом последних дней Его земной жизни и, в особенности, Его Крестной Смерти.

Западная традиция исполнения Пассии была, скорее, похожа на театрализованное представление, во время которого несколько священников (иногда одетых в соответствующие костюмы) по ролям читали отрывки из Страстного евангельского цикла. Чтение перемежалось музыкой и пением. Некоторые западные композиторы, например, И.С. Бах, сочиняли музыку для Пассий («Страсти по Матфею», «Страсти по Иоанну»).

В Русской Церкви это богослужение начинает распространяться от юго-западных рубежей Малороссии. Составителем чина стал митрополит Киевский Петр (Могила) (1596 – 1647 гг.). В православном варианте Пассия также представляла собой последовательное чтение евангельских отрывков, повествующих о последних днях и часах земной жизни Спасителя. Кроме того, исполнялись песнопения, взятые из богослужения Страстной Пятницы. Заканчивалась Пассия, как правило, проповедью. Позже в чинопоследование был включен акафист Страстям Господним. Долгое время эта служба совершалась только в юго-западных епархиях, но с конца XIX в. интерес к ней возрастает, она появляется и в центральных русских епархиях. К концу XX в. Пассия широко распространилась, и, несмотря на то, что она не предписана Уставом к обязательному исполнению, на сегодняшний день совершается уже почти повсеместно.
Чинопоследование Пассии

За пост Пассия совершается четыре раза, по количеству евангелистов. По установившемуся обычаю, эта служба совершается в воскресный вечер и соединяется с великой вечерней. Хотя до XX в. она могла исполняться и по пятницам, в составе малого повечерия. Такая практика сохранилась до нынешнего дня в некоторых епархиях Украины. Как правило, цикл Пассий начинается со второй Недели Великого поста, посвященной святителю Григорию Паламе.

Традиционно Пассия совершается в середине храма перед Распятием. На стиховне последняя стихира на «И ныне» заменяется на стихиру Великой Пятницы: «Тебе одеющегося светом…» Духовенство выходит из алтаря в центр храма, там же на аналое полагается Евангелие. После каждения всего храма начинается чтение акафиста Страстям Господним. По окончании его диакон возглашает прокимен «Разделиша ризы моя себе…», также взятый из богослужения Страстной Пятницы. После этого священник читает Евангелие. По прочтении Евангелия поется 15 антифон службы Великого Пятка – «Днесь висит на древе…», в конце которого совершается поклонение Rресту и следует обычное окончание вечерни. В качестве обязательного дополнения после отпуста произносится проповедь или читается поучение.
Духовный смысл Пассии в православном богослужении

В современной богослужебной традиции совершение Пассиb сталкивается со многими противоречиями. До сих пор слышно много споров о том, можно или нельзя совершать эту службу. В качестве основного довода против приводится западное происхождение Пассии, и, как следствие этого, ее называют католическим нововведением. Другой аргумент, высказываемый против совершения Пассии, это отсутствие упоминания о ней в Типиконе.

Однако при более внимательном рассмотрении проблемы обоснованность этих претензий можно если не опровергнуть, то, по крайней мере, подвергнуть сомнению. Вопрос об отсутствии этой службы в Типиконе нужно рассматривать с позиции изменяемости православного богослужения. Устав не допускает вольностей в чинопоследовании основных частей богослужения. Однако со временем происходят изменения в последованиях второстепенных. Причин тому много: гонения, особенности национального характера народа, местные богослужебные традиции, географическое положение и т.д. Кроме того, появляются и новые формы богослужения, такие, как Пассия. И более позднее ее (относительно Типикона) происхождение не является подтверждением того, что она противоречит духу или букве Устава. Также можно отметить, что Пассия традиционно пользовалась широкой популярностью и не находила отторжения в народном благочестии.

Мнение о том, что Пассия является чисто католическим богослужением, перенесенным на почву русского Православия, глубоко ошибочно и неверно. В чинопоследовании этой службы нет ни одного католического песнопения или текста, противоречащего православной догматике. Все песнопения взяты из Постной Триоди, из богослужения Великой Пятницы. Текст акафиста Страстям Господним был составлен в середине XIX в. архиепископом Иннокентием Херсонским (Борисовым). Хотя за основу архиепископ Иннокентий взял униатский акафист, но последний был тщательно переработан и приведен в соответствие с православными догматикой и благочестием.

Кроме того, многие исследователи христианского богослужения, говорят, что в период с XIV по XVII вв. вопрос о духовной пользе сопереживания страданиям Христа поднимался не только в западном богословии. В связи с этим появление Пассии в православном богослужении уже видится не просто повторением новомодной западной традиции, но самобытным осмыслением серьезного духовного вопроса, причем осмыслением явно аскетическим.

Немаловажно также и то, что католические молитвенные практики традиционно отличались яркой эмоциональностью и образным представлением. Католическая Пассия, затрагивая главным образом область чувств, вызывает у человека чувство сопричастности именно историческому моменту. Основным результатом этого сопереживания становится попытка понять, что чувствовал Христос в момент несения Креста, оставленный учениками и оплеванный толпой, какие муки испытывал Он на Кресте в момент Распятия и т.д. Через подобное переживание, прочувствовав весь ужас последних часов земной жизни Христа, осознав и свою вину за смерть Христа, человек должен осознать свою греховность и прийти к покаянию.

Однако подобные душевные состояния не могут быть подлинно духовны, поскольку напоминают больше ощущения зрителя в партере театра. Он может глубоко и искренне сопереживать талантливо поставленному представлению, но при этом оставаться черствым к собственному духовному положению, не воспринимать призыв к покаянию как направленный лично к нему.

В православном понимании сопричастность страданиям Христа выражается прежде всего словами апостола Павла о необходимости распинать плоть «со страстьми и похотьми» (Гал. 5, 24). Слова и смысл молитвы, а отнюдь не эмоциональное переживание причастности историческому моменту, имеют главное и первостепенное значение в этом богослужении для православного христианина. Нам не дано было присутствовать при Страданиях и Смерти Господа Иисуса Христа. И служба Пассии не переносит нас в те далекие времена, когда Господь страдал на Кресте. Она, указывая на образ Христовых Страданий и Смерти, как метрономом заставляет выверить нас свое духовное состояние. Принимаем ли мы на себя добровольный крест самоотречения и следования за Христом? Способны ли мы, как и Христос, также безропотно и смиренно переносить обиды и оскорбления от наших ближних и дальних? Можем ли мы так же, как и Христос, искренне молиться за наших обидчиков? Хватает ли у нас сил добровольно распинать свои страсти, желания плоти и греховные помыслы, уподобляясь Христу, добровольно принявшему Распятие и смерть за нас? Если это так, тогда мы воистину становимся причастниками Крестной Жертвы Спасителя, потому что праведная добродетельная жизнь сама по себе есть большой подвиг, она всегда связана с отсечением своей воли, борьбой со страстями и уподоблением Христу. Если же не стремимся мы к праведности, тем самым мы отрекаемся от Христа. И наши грехи становятся подобны тем язвам, которые наносили Христу Его мучители и убийцы. Об этом именно и говорится в акафисте Страстям Господним: «Вем, воистинну вем со пророком, почто червлены ризы Твоя: аз, Господи, аз грехами моими уязвих Тя», то есть «Знаю, Господи, знаю, почему красны Твои ризы, это я своими грехами изъязвил Тебя».

Таким образом, в центре внимания Пассии выступает душа человека, уподобляющаяся Христу либо отвергающая Его. Через это верующие призываются к покаянию в своих прегрешениях и внимательному и строгому рассмотрению своих отношений с Богом.

Есть и более обоснованные претензии в адрес этого богослужения. Уже со второй седмицы Великого поста, нарушая последовательность событий, в богослужение начинают вставляться песнопения, иллюстрирующие события Великой Пятницы. И этим якобы нарушаются логика и порядок церковного богослужебного года. Теряется и путается педагогический и назидательный смысл тех событий, которые предлагает нам Устав для молитвенного сопереживания в течение Великого Поста.

Но если посмотреть шире, то мы увидим, что есть дни, которые также выпадают из общей смысловой связки Великого Поста и даже не считаются постными в богослужебном смысле — это дни воскресные. По своему смысловому значению любое воскресение есть малая Пасха, и духовно оно переживается именно как победа Христа над смертью, ниспровержение власти греха и диавола. И если бы не литургия Василия Великого, совершаемая по воскресным дням Великого поста, и не продолжающееся ограничение в пище, эти дни мало бы отличались от любого воскресенья вне поста.

В связи с этим совершение Пассии вечером в воскресный день приобретает некую логику и оправданность. После небольшого отдохновения верующие люди, идущие путем поста, вновь сосредотачиваются для дальнейшего постного делания. Пассия вновь напоминает людям о главной цели поста: покаянии и приведении своего духовного облика в состояние сопричастности Пасхальной радости о Воскресшем Христе Спасителе.

Кроме того, по мысли составителей богослужебного чина Пассии, она в обязательном порядке должна заканчиваться проповедью. Таким образом, у священнослужителей всегда есть возможность прокомментировать и объяснить смысл этого богослужения, если кто-нибудь будет смущаться приведенными выше возражениями против обоснованности его применения.

Как уже упоминалось ранее, несмотря на то, что Пассия не уставное чинопоследование, оно уже нашло свое место в современной практике великопостного богослужения и стало традиционной особенностью Великого поста. Служба Пассии всегда находила и находит живой молитвенный отклик в сердцах верующих. Поэтому, если не искать в этой службе противоречия Типикону и уставной традиции, а попытаться понять для себя ее истинный смысл, тогда, несомненно, можно извлечь из нее духовную пользу.

Иерей Павел Усов Пассия http://www.otechestvo.org.ua/main/20103/1231.htm

 

Акафист Страстем Христовым


Кондак 1

Взбранный Воеводо и Господи Небесе и земли, Тебе, Царя Безсмертнаго, зрящи на Кресте висяща, вся тварь изменися, небо ужасеся, основания земли восколебашася. Мы же, недостойнии, благодарственное поклонение Твоему нас ради страданию приносяще, с разбойником вопием Ти:
Иисусе, Сыне Божий, помяни нас, егда приидеши во Царствии Твоем.

Икос 1

Ангелов ликостояния восполняя, не от Ангел восприял еси, но мене ради, Бог сый, человек быв, человека умерша грехми животворящим Телом и Кровию Твоею оживил еси; темже, толицей любви Твоей благодарни суще, вопием Ти:
Иисусе Боже, Любы Предвечная, тако о нас, земнородных, возблаговоливый;
Иисусе, милосте безмерная, к человеком падшим долу низшедый.
Иисусе, в плоть нашу оболкийся, и смертию Своею смерти державу разрушивый;
Иисусе, Божественными Твоими Тайнами нас обоживый.
Иисусе, страданьми и Крестом Твоим весь мир искупивый;
Иисусе, Сыне Божий, помяни нас, егда приидеши во Царствии Твоем.

Кондак 2

Видев Тя Ангел в вертограде Гефсиманстем до пота кровава в молитве подвизающаяся, представ укрепляше Тя, егда яко бремя тяжкое грехи наши отяготеша на Тебе: ты бо, Адама погибшаго на рамо восприим, Отцу представил еси, преклонь колена моляся. О сем убо с верою и любовию пою Тебе: Аллилуиа.

Икос 2

Разума неуразуменна вольнаго Твоего страдания не уразумеша иудее: сего ради егда в нощи со светильники ищущим Тя рекл еси: Аз есмь, аще и падоша на земли, но по сем связавше Тя, ведоша на судище; мы же на сем пути, припадающе к Тебе, с любовию зовем:
Иисусе, Свете мира, от мира лукаваго возненавиденный;
Иисусе, живый во Свете Неприступнем, от области темныя ятый.
Иисусе, Сыне Божий Безсмертный, от сына погибели на смерть указанный;
Иисусе, в Немже льсти несть, от предателя лестию лобзанный.
Иисусе, туне Себе всем подаваяй, за сребреники проданный;
Иисусе, Сыне Божий, помяни нас, егда приидеши во Царствии Твоем.

Кондак 3

Силою Божества Твоего прорекл еси трикратное отвержение ученику. Он же посем, аще и отречеся Тебе с клятвою, обаче, егда узре Тя во дворе архиерейстем, Господа своего и Учителя, умилився сердцем, изшед вон плакася горько: «Призри убо и на мя, Господи, и порази жестокое сердце мое, да слезами моими омыю грехи моя, поя Тебе: Аллилуиа».

Икос 3

Имеяй воистинну власть по чину Мелхиседекову, яко Архиерей во веки, стал еси пред беззаконным первосвященником Каиафою, Владыка и Господь всех; от Твоих убо рабов приявый мучение, приими от нас сицевая:
Иисусе безценный, ценою купленный, стяжи мя в Твое вечное наследие;
Иисусе, желание всех, от Петра страха ради отверженный, не отвержи мя, грешнаго.
Иисусе, Агнче незлобиве, от лютых вепрей терзаемый, изми мя от враг моих;
Иисусе, Архиерею, Своею Кровию вшедый во Святая Святых, очисти мя от скверн плотских.
Иисусе связанный, имеяй власть вязати и решити, разреши моя тяжкая прегрешения;
Иисусе, Сыне Божий, помяни нас, егда приидеши во Царствии Твоем.

Кондак 4

Бурею христоубийства дышуще иудее, послушавше глас отца лжи и человекоубийцы искони, диавола, отвергоша Тебе, правый Путь, Истину и Живот; мы же Тя, Христа, Божию силу, в Немже вся сокровища премудрости и разума сокровена суть, исповедуя, вопием: Аллилуиа.

Икос 4

Слыша Пилат кроткия Твоя глаголы, аки достойнаго смерти предаде Тя на пропятие, аще и сам свидетельствоваше, яко ни единыя вины обрете в Тебе: руце убо свои умы, но сердце оскверни; мы же, чудящеся тайне вольнаго страдания Твоего, со умилением зовем:
Иисусе, Сыне Божий и Сыне Девы, от сынов беззакония умученный;
Иисусе, поруганный и обнаженный, даяй лепоту крином сельным и одеваяй небо облаки.
Иисусе, насыщенный ранами, пятию хлебы пять тысящ насытивый;
Иисусе, Царю всех, вместо дани любве и благодарения жестокия муки приемый.
Иисусе, нас ради весь день язвленный, уврачуй язвы душ наших;
Иисусе, Сыне Божий, помяни нас, егда приидеши во Царствии Твоем.

Кондак 5

Боготочною Кровию Твоею весь облеклся еси, одеяйся светом, яко ризою. Вем, воистинну вем со пророком, почто червлены ризы Твоя: аз, Господи, аз грехами моими уязвих Тя: Тебе убо, мене ради уязвленному, благодарственно зову: Аллилуиа.

Икос 5

Провидев Тя в дусе Богоглаголивый Исаия, безчестием и ранами исполненна, ужасся вопияше: «Видехом Его, и не имеяше вида, ни доброты»; мы же, зряще Тя на Кресте, с верою и удивлением зовем:
Иисусе, безчестие терпяй, человека славою и честию венчавый;
Иисусе, на Негоже Ангели зрети не могут, по ланитома заушенный.
Иисусе, по главе тростию ударенный, преклони во смирение главу мою;
Иисусе, светлая Твоя очеса кровию омраченная имевый, отврати очи моя, еже не видети суеты.
Иисусе, от ног до главы не имевый целости, всего цела и здрава сотвори мя;
Иисусе, Сыне Божий, помяни нас, егда приидеши во Царствии Твоем.

Кондак 6

Проповедник Твоего незлобия явлься Пилат, показа народу ничтоже быти в Тебе достойно смерти; но иудее, яко звери дивии кровь узревше, скрежетаху на Тя зубы своими, «распни, распни Его», вопиюще; мы же, лобызающе пречистыя язвы Твоя, зовем: Аллилуиа.

Икос 6

Возсиял еси в позор и удивление Ангелом и человеком глаголющу о Тебе Пилату: «Се, человек». Придите убо, поруганному нас ради Иисусу поклонимся, вопиюще:
Иисусе, Творче и Судие всех, от твари Своея судимый и мучимый;
Иисусе, премудрости Подателю, ответа безумным не давый.
Иисусе, Врачу уязвленных грехами, даждь ми врачевство покаяния;
Иисусе, Пастырю пораженный, порази бесов, искушающих мя.
Иисусе, плоть имый сокрушенну, сокруши сердце мое страхом Твоим;
Иисусе, Сыне Божий, помяни нас, егда приидеши во Царствии Твоем.

Кондак 7

Хотяй человека от работы вражия избавити, смирил еси Себе пред враги Твоими, Иисусе, и, яко агнец безгласен на заколение веден был еси, везде язвы терпяй, да всего исцелиши человека, зовуща: Аллилуиа.

Икос 7

Дивное показал еси долготерпение, егда воини, ругающеся Тебе, по глаголу неправеднаго судии, лютейшими ранами уязвляху Пречистое Тело Твое, яко обагритися ему от ног до главы кровию. Сего ради со слезами вопием Ти:
Иисусе человеколюбивый, от человек тернием увенчанный;
Иисусе, Божеством безстрастный, страсти терпяй, да нас от страстей свободиши.
Иисусе, Спасе мой, спаси мя, повиннаго всем мукам;
Иисусе, всеми оставленный, Утверждение мое, утверди мя.
Иисусе, от всех оскорбленный, Радосте моя, возвесели мя:
Иисусе, Сыне Божий, помяни нас, егда приидеши во Царствии Твоем.

Кондак 8

Дивно и странно явистася Тебе Моисей и Илия на Фаворе, глаголюща о исходе Твоем, егоже ныне скончаваеши во Иерусалиме. Тамо убо видевша славу Твою, зде же спасение наше узревша, зовут: Аллилуиа.

Икос 8

Везде от иудей гонимый, многия, ради множества грехов моих, претерпел еси поношения и муки: едини бо Тя противна быти кесарю глаголют, друзии яко злодея осуждают, инии же: «Возми, возми и распни», - вопиют. От всех убо осужденному, и на пропятие ведомому, Тебе, Господу, из глубины души глаголем:
Иисусе, неправедно осужденный, Судие наш, не осуди нас по делом нашим;
Иисусе, изнемогаяй на пути под Крестом, сило моя, в час скорби и озлобления моего не остави мене.
Иисусе, взываяй о помощи к Отцу, Подвигоположниче мой, в немощи моей укрепи мя;
Иисусе, безчестие приемый, Славо моя, от Славы Твоея не отрини мене.
Иисусе, Образе Пресветлыя Ипостаси Отчия, преобрази мое нечистое и мрачное житие;
Иисусе, Сыне Божий, помяни нас, егда приидеши во Царствии Твоем.

Кондак 9

Все естество смятеся, зря Тебе на Кресте повешена, на небеси солнце лучи своя скры, земля потрясеся, завеса храма раздрася, камение распадеся, ад умерших изверже: мы же покланяемся на месте, идеже стоясте пречистеи нозе Твои, поюще: Аллилуиа.

Икос 9

Ветия многовещанныя, аще и много глаголют, но не могут достойнаго благодарения воздати Божественным страстем Твоим, Человеколюбче: наша же душа и тело, сердце и вси составы, со умилением к Тебе взывают:
Иисусе, пригвождейся на Кресте, пригвозди и упраздни рукописание грехов наших;
Иисусе, руце со Креста простираяй ко всем, привлецы и мя, заблудшаго.
Иисусе, Двере овцам, в ребра прободенный, введи мя язвами Твоими в чертог Твой;
Иисусе, Плотию распятый, распни плоть мою со страстьми и похотьми.
Иисусе, скончаваяйся в муках, даждь ми, да сердце мое не судит ино что ведети, точию Тебе распята;
Иисусе, Сыне Божий, помяни нас, егда приидеши во Царствии Твоем.

Кондак 10

Спасти хотяй мир, слепых, хромых, прокаженных, немых и глухих исцелил еси, духов лукавых отгнал еси; неразумнии же иудее, злобою дышуще и завистию мучими, пригвоздиша Тя ко Кресту, не ведуще пети: Аллилуиа.

Икос 10

Царю Превечный, Иисусе, весь страждеши за мое невоздержание, да всего мя чиста сотвориши, во всем образ нам подаяй, да последуем стопам Твоим, зовуще:
Иисусе, Любы неизследимая, распеншим Тя греха не поставивый;
Иисусе, с воплем крепким и со слезами в вертограде моляйся, научи и нас молитися.
Иисусе, вся пророчествия о Тебе исполнивый, исполни во благих желания сердца нашего;
Иисусе, дух Твой в руце Отцу предавый, в час исхода моего приими дух мой.
Иисусе, ризы Твоя разделити не возбранивый, кротко душу мою от тела отдели;
Иисусе, Сыне Божий, помяни нас, егда приидеши во Царствии Твоем.

Кондак 11

Пение всеумиленное приношаше Тебе Всенепорочная Матерь Твоя, глаголющи: «Аще и страждеши на Кресте, но вем Тя из чрева прежде денницы от Отца рожденна, вижду бо, яко тварь вся состраждет Тебе; предаеши дух Твой Отцу, и Мой дух приими и не остави Мене, зовущую: Аллилуиа».

Икос 11

Яко светоприемная свеща, у Креста Твоего горяше любовию к Тебе, и Матернею Дева Пренепорочная обдержашеся болезнию, заходящу Тебе во гроб истинному Солнцу Правды, с Неюже и сердца нашего молитвы приими сицевыя:
Иисусе, вознесыйся на древо, да нас, падших, совознесеши ко Отцу Своему;
Иисусе, девственнику Приснодеву в Матерь даровавый, да нас девству и чистоте научиши.
Иисусе, Тебе, Бога Слова рождшей, ученика Богослова вручивый, вручи и нас всех Ея Матернему заступлению;
Иисусе, мира и ада победителю, победи неверие, гордость житейскую и похоть очес, в нас живущия.
Иисусе, смерти державы разрушителю, вечныя смерти избави мя;
Иисусе, Сыне Божий, помяни нас, егда приидеши во Царствии Твоем.

Кондак 12

Благодать Твою подаждь мне, Иисусе, Боже мой, приими мя, якоже приял еси Иосифа с Никодимом, да, яко чистую плащаницу, душу мою принесу Тебе и вонями добродетелей помажу Пречистое Тело Твое, и, яко во гробе, в сердце моем имею Тя, зовый: Аллилуиа.

Икос 12

Поюще Твое вольное распятие, покланяемся страстем Твоим, Христе, веруем с сотником, яко воистинну Божий Сын еси, приити имеяй на облацех с силою и славою многою; тогда убо не посрами нас, Кровию Твоею искупленных и тако вопиющих:
Иисусе многострадальный, рыданием Девы Матере Твоея вечнаго плача исхити ны;
Иисусе, от всех оставленный, не остави мя единаго в час смерти моея.
Иисусе, с Магдалиною ногам Твоим касающася, приими мя;
Иисусе, с предателем и распеншими Тя не осуди мене.
Иисусе, с разбойником благоразумным в рай введи мя;
Иисусе, Сыне Божий, помяни нас, егда приидеши во Царствии Твоем.

Кондак 13

О Иисусе Христе, Агнче Божий, вземляй грехи мира, приими малое сие от всея души нашея приносимое Тебе благодарение и исцели ны спасительными Твоими страданьми от всякия болезни душевныя и телесныя, огради ны Крестом Твоим от враг видимых и невидимых и при кончине живота нашего не остави нас, да смертию Твоею избавльшеся вечныя смерти, выну зовем Тебе: Аллилуиа.

Этот кондак читается трижды, затем 1-й икос «Ангелов ликостояние...» и 1-й кондак «Взбранный Воеводо...»:

Икос 1

Ангелов ликостояния восполняя, не от Ангел восприял еси, но мене ради, Бог сый, человек быв, человека умерша грехми животворящим Телом и Кровию Твоею оживил еси; темже, толицей любви Твоей благодарни суще, вопием Ти:
Иисусе Боже, Любы Предвечная, тако о нас, земнородных, возблаговоливый;
Иисусе, милосте безмерная, к человеком падшим долу низшедый.
Иисусе, в плоть нашу оболкийся, и смертию Своею смерти державу разрушивый;
Иисусе, Божественными Твоими Тайнами нас обоживый.
Иисусе, страданьми и Крестом Твоим весь мир искупивый;
Иисусе, Сыне Божий, помяни нас, егда приидеши во Царствии Твоем.

Кондак 1

Взбранный Воеводо и Господи Небесе и земли, Тебе, Царя Безсмертнаго, зрящи на Кресте висяща, вся тварь изменися, небо ужасеся, основания земли восколебашася. Мы же, недостойнии, благодарственное поклонение Твоему нас ради страданию приносяще, с разбойником вопием Ти:
Иисусе, Сыне Божий, помяни нас, егда приидеши во Царствии Твоем.

МОЛИТВА КО ГОСПОДУ ИИСУСУ РАСПЯТОМУ

На Кресте пригвожденный за ны, Иисусе Христе, Единородный Бога Отца Сыне, милости, любве и щедрот неизчерпаемая бездно! Вем, яко грехов ради моих, от неизреченнаго человеколюбия, Кровь Твою пролияти на Кресте изволил еси, юже аз, окаянный и неблагодарный, доселе скверными моими делы попирах и нивочтоже вменях. Тем убо из глубины беззакония и нечистоты моея умныма очима на Распятаго Тя на Кресте Искупителя моего воззрев, со смирением и верою во глубину язв, Твоего милосердия исполненных, себе повергаю, грехов прощения и сквернаго жития моего исправления прося. Милостив буди мне, Владыко и Судие мой, не отрини мя от лица Твоего, но всесильною Твоею рукою Сам мя к Тебе обрати и на путь истиннаго покаяния настави, да отныне положу спасения моего начало. Божественными страданьми Твоими укроти моя плотския страсти; излиянною Твоею Кровию очисти моя душевныя скверны; распятием Твоим распни мя миру с соблазнами его и похотьми; Крестом Твоим огради мя от невидимых враг, ловящих душу мою. Прободенными ногами Твоими от всякаго пути лукаваго возбрани ногам моим; прободенными руками Твоими руце мои от всякаго неугоднаго Тебе дела воздержи. Пригвожденный плотию, пригвозди страху Твоему плоть мою, да уклонився от зла, творю благо пред Тобою. Преклонивый главу Твою на Кресте, к земли смирения приклони вознесенную мою гордыню; венцем Твоим терновым огради моя ушеса, во еже не слышати неполезнаго; желчь устами вкусивый, положи хранение нечистым устом моим; отверстое копием имеяй сердце, сердце чисто во мне созижди; всеми Твоими язвами, всего мя сладце в любовь Твою уязви, да Тебе, Господа моего, возлюблю всею душею, всем сердцем, всею крепостию и всем помышлением. Даждь ми Себе странна и неимуща, где главы подклонити; даждь ми Себе Всеблагаго, избавляющаго душу мою от смерти; даждь мне Себе Всесладкаго, услаждающаго мя в скорбех и напастех Своею любовию, да Егоже первее ненавидех, прогневлях, от себе изгонях и ко Кресту пригвождах, сего ныне возлюблю, радуяся прииму и сладце Крест Его до конца жизни моей понесу. Не даждь отселе, о всеблагий Искупителю мой, ни единой моей воле совершатися, понеже зла есть и непотребна, да не паки впаду в тяжкую работу царствовавшаго во мне греха; но Твоя воля благая, спасти мя хотящая, да совершается во мне всегда, ейже мя вручая, Тебе, Распятаго Господа моего, умным очесем моего сердца представляю и молю из глубины души, да и в разлучении моем от бреннаго моего тела, Тебе Единаго на Кресте Твоем узрю, в руце мя защищения Своего приемлюща, и от воздушных духов злобы храняща, вселяюща же со грешники, покаянием Тебе благоугодившими. Аминь.

МОЛИТВА ИНАЯ КО ГОСПОДУ ИИСУСУ РАСПЯТОМУ

Господи Иисусе Христе, Сыне Бога живаго, Творче неба и земли, Спасителю мира, се аз, недостойный и паче всех грешнейший, смиренно колена сердца моего пред славою величества Твоего преклонив, воспеваю крест и страдания Твоя, и благодарение Тебе, Царю всех и Богу, приношу, яко благоизволил еси вся труды и всякия беды, напасти и мучения, яко человек, понести, да всем нам во всяких печалях, нуждах и озлоблениих состраждущий Помощник и Спаситель будеши. Вем, всесильне Владыко, яко вся сия Тебе убо не быша потребна, но человеческаго ради спасения, да всех нас искупиши от лютыя работы вражия, Крест и страдания претерпел еси. Что убо воздам Тебе, человеколюбче, о всех, яже пострадал еси мене ради грешнаго; не вем, душа бо и тело, и вся благая от Тебе суть, и вся моя Твоя суть, и аз Твой есмь. Точию на безчисленное Твое, благоутробне Господи, милосердие надеяся, пою Твое неизреченное долготерпение, величаю неисповедимое истощание, славлю Твою безмерную милость, покланяюся пречистым Страстем Твоим и, вселюбезно лобызая язвы Твоя, вопию: помилуй мя грешнаго, и сотвори, да не безплоден будет во мне Крест Твой святый, да причащаяся зде с верою страданиям Твоим, сподоблюся видети и славу Царствия Твоего на небеси! Аминь.

Акафист Страстем Христовым читается во время великопостного богослужения, называемого «пассия». Пассия - это особый чин службы воспоминаний гефсиманских и голгофских страданий нашего Господа и Спасителя Иисуса Христа. По акафисте читается Евангелие, повествующее о страстях Христовых, откуда, собственно, и явилось название пассии (лат. раssiо - страдание, страсть). Чин этот, установленный на Руси митрополитом Петром Могилой и совершаемый в наше время Великим постом в неделю вечера, приобрел особую любовь православного народа. И это не удивительно - ведь в нем с благоговейным трепетом говорится о страданиях и мучениях Невинного - за грешных, Чистого - за нечистых, Сына Божия - за падших людей. Христос Спаситель за всех грешников принял позорнейшие страдания и смерть. На Кресте была принесена жертва умилостивления (Рим. 3, 25) за каждого из нас. И читая этот акафист, вызывающий в наших сердцах священные воспоминания тех отдаленных дней, будем помнить слова Господа, сказанные в Гефсимании апостолам: «Бдите и молитесь, да не внидете в напасть» (Мф. 26, 41).

Вверх