nachodki.ru интернет-магазин

Слово в третью субботу Великого поста

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа
Приидите вернии, Животворящему Древу поклонимся... - зовет сегодня Святая Церковь чад своих к подножию Честнаго и Животворящего Креста Господня. Это Голгофа, перешагнув время, приблизилась к нам, воспоминанием о себе вторгаясь в сознание. Ибо на ней вознесся Крест - иже есть лествица к небесам, и на Кресте - Тот, Кто сказал: "...Аз есмь путь и истина и жизнь..." (Ин. 14, 6).
Крест Христов - великая спасительная сила всех земнородных. Он простирается и в долготу всех времен, и в широту по всем местам, высота его до небес, а глубина до бездн адовых.

А сегодня, в день преполовения спасительного постного подвига, Господь снисходит к тем, кто устал и изнемог под бременем поста, даруя им Свою любовь, и силу, и кроткое напоминание, что они еще не до крови сражались с грехом. Господь сегодня напоминает нам и о единственности, непреложности спасительного пути - пути Креста и страданий - и вдохновляет на нем надеждой. Свет Христова Воскресения виден только с Креста.
Животворящее Крестное Древо - Крест Христов - взращено посреди земли Божией любовью к людям, чтобы погибельный крест - от древа познания добра и зла, взятый в раю на себя человеком своеволием и непослушанием Богу,- претворить в спасительный Крест, вновь отверзающий райские двери.
Крест Христов вознесен над миром со времен спасительных страданий Господа. Но и всякий пришедший в мир человек с рождения наследует крест прародителей своих и неизменно до конца дней несет его по жизни. Земля же - юдоль плача и печали, место изгнания преступившему Божие повеление - полна скорбями и страданиями. Волчцы и терния греховных навыков и страстей, с которыми мы сроднились и услаждаемся, одновременно ранят душу и воспаляют круг жизни.
Присмотритесь, други наши, к жизни людей вне Христа. Как часто она кончается духовной смертью намного раньше смерти физической. Зло и грех пожирают в человеке все человеческое, зло ненасытно, и ненасытен человек во зле. И это тоже страдание, но страдание не спасительное; оброком этого страдания всегда будет неминуемая смерть и гибель души. Суетен и бесплоден жизненный крест без Христа, как бы тяжел он ни был.
Крест свой может преобразиться в спасительный крест только тогда, когда с ним пойдут вослед Христу.
Христос Спаситель наш "...грехи наши Сам вознес Телом Своим на древо, дабы мы, избавившись от грехов, жили для правды..." (1 Петр. 2, 24).
Крест Христов стал знамением славы Самого Христа и оружием Его победы над грехом, проклятием, смертью и диаволом. И мы сегодня, предстоя Кресту Христову, ощущая на раменах* (*Рамо, рамена - плечо, плечи) тяжесть своих жизненных крестов, должны вглядеться внимательно в единственно спасительный Крест Христов, чтобы во Христе узнать правду жизни, чтобы понять ее светлый смысл.
И сегодня у Креста Господня - благовествуемое Святое Евангелие и с Креста Господня - вид Божественного Страдальца возвещают нам для спасения нашего всесвятое заповедание: "...аще кто хощет по Мне ити, да отвержется себе, и возмет крест свой, и по Мне грядет" (Мф. 16, 24).
Други наши, восклонимся от земли, воззрим на Крест Христов, перед нами - пример полного и истинного самоотвержения. Он, будучи Сыном Божиим, пришел в мир в рабием зраке* (* зрак - вид, образ), смирил Себя и был послушлив даже до смерти, и смерти крестной. Он отвергся самой жизни, чтобы спасти нас. Нас же зовет Господь Спаситель отвергнуться греха и смерти, которую грех вскармливает для нас.
Дело нашего спасения начинается с отвержения себя и своей греховности. Надо отвергнуться всего того, что составляет суть нашего падшего естества, и должно простираться до отвержения самой жизни, предания ее всецело воле Божией. Господи! Тебе все ведомо; сотвори со мной как изволишь.
Свою житейскую правду мы должны признать пред Богом лютейшей неправдой, свой разум - совершеннейшим неразумием.
Начинается самоотвержение борьбой с собой. И победа над собой - самая трудная из всех побед по причине силы врага, ведь я сам и есть свой враг. И борьба эта самая длительная, ибо оканчивается она только с окончанием жизни.
Борьба с собой, борьба с грехом всегда останется подвигом, а значит, будет страданием. И она же, наша внутренняя борьба, рождает и другое, еще более тяжкое страдание, ведь в мире зла и греха человек, идущий путем праведности, всегда будет чужим в жизни мира и будет встречать враждебность по отношению к себе на каждом шагу. И с каждым днем подвижник все более и более будет ощущать свою несродность с окружающим и болезненно переживать ее.
А самоотвержение неминуемо продолжает требовать, чтобы мы во всей полноте начали жить для Бога, для людей, для ближних, чтобы мы сознательно и безропотно приняли и покорились всякой скорби, всякой душевной и телесной боли, чтобы приняли их как попущение Божие на пользу и спасение душ наших. Самоотвержение же становится частью нашего спасительного креста. И только самоотвержением можем поднять мы свой спасительный жизненный крест.
Крест - орудие казни. На нем распинали преступников. И вот правда Божия зовет и меня на крест как преступника Закона Божия, ведь мой плотской человек, любящий покой и беспечалие, моя злая воля, мое преступное самолюбие, моя гордость до сих пор противятся живительному Закону Божию.
Я уже и сам, познав силу живущего во мне греха и обвиняя себя, как за спасительное от греховной смерти средство хватаюсь за скорби моего жизненного креста. Сознание, что только скорби, ради Господа претерпеваемые, усвоят меня Христу, и я стану участником Его земной участи, а значит, и небесной, вдохновляет на подвиг, на терпение.
Крест Христов, гвоздие, копие, терние, богооставленность - это непрерывные, ничем не облегчаемые страдания Голгофы. Но ведь и вся земная жизнь Спасителя от рождения до гроба есть путь к Голгофе. Путь Христа от страдания к большему страданию, но с ними и восхождение от силы в большую силу, путь Его до смерти, поглотившей смерть. "Где твое, смерте, жало, где твоя, аде, победа?"
Страшен Крест Христов. Но я люблю его - он родил для меня ни с чем несравнимую радость Святой Пасхи. Но к этой радости я могу приблизиться только со своим крестом. Я должен добровольно взять свой крест, я должен полюбить его, признать себя вполне достойным его, как бы труден и тяжел он ни был.
Взять крест - это значит великодушно переносить насмешки, поношения, гонения, скорби, которыми греховный мир не поскупится одарить послушника Христова.
Взять крест - это значит претерпеть без ропота и жалоб тяжкий, невидимый никому труд над собой, невидимое томление и мученичество души ради исполнения евангельских истин. Это и борьба с духами злобы, которые яростно восстанут на того, кто возжелает свергнуть с себя иго греха и подчиниться Христу.
Взять крест - это добровольно и усердно подчиниться лишениям и подвигам, которыми обуздывается плоть. Живя во плоти, мы должны научиться жить для духа.
И надо обратить особое внимание на то, что каждый человек на своем жизненном пути должен поднять именно свой крест. Крестов бесчисленное множество, но только мой врачует мои язвы, только мой будет мне во спасение, и только мой я понесу с помощью Божией, ибо он дан мне Самим Господом. Как бы не ошибиться, как бы не взять крест по своему произволу, тому произволу, который в первую очередь и должен быть распят на кресте самоотвержения?! Самовольный подвиг - это самодельный крест, и несение такого креста всегда оканчивается падением великим.
А что же значит свой крест? Это значит идти по жизни по своему пути, начертанному для каждого Промыслом Божиим, и на этом пути подъять именно те скорби, что попустит Господь (Дал обеты монашества - не ищи женитьбы, связан семьей - не стремись к свободе от детей и супруги). Не ищи больших скорбей и подвигов, чем те, что есть на твоем жизненном пути,- это гордость сбивает с пути. Не ищи освобождения и от тех скорбей и трудов, что посланы тебе,- это саможаление снимает тебя с креста.
Свой крест - это значит довольствоваться тем, что по твоим силам телесным. Дух самомнения и самообольщения будет звать тебя к непосильному. Не верь льстецу.
Как разнообразны в жизни и скорби, и искушения, которые посылает нам Господь для врачевания нашего, какое различие у людей и в самих телесных силах и здоровье, как разнообразны и наши греховные немощи.
Да, у каждого человека - крест свой. И этот свой крест заповедано каждому христианину принять с самоотвержением и последовать Христу. А последовать Христу - это изучить Святое Евангелие так, чтобы только оно стало деятельным руководителем в несении нами нашего жизненного креста. Ум, сердце и тело всеми своими движениями и поступками, явными и тайными, должны служить и выражать спасительные истины Христова учения. И все это значит, что я глубоко и искренне сознаю врачующую силу креста и оправдываю суд Божий надо мною. И тогда мой крест становится Крестом Господним.
"Господи, в несении креста моего, Твоей десницей мне ниспосланного, укрепи меня вконец изнемогающего",- молит сердце. Сердце молит и скорбит, но оно же уже и радуется сладостной покорности Богу и своему причастию страданиям Христовым. И это несение своего креста без ропота с покаянием и славословием Господа - есть великая сила таинственного исповедания Христа не только умом и сердцем, но самим делом и жизнью.
И, дорогие мои, так неприметно начинается в нас новая жизнь, когда уже "...не я живу, но живет во мне Христос" (Гал. 2, 20). Непонятное плотскому уму чудо совершается в мире - покой и райское блаженство водворяются там, где ожидались одни стоны и слезы. Жизнь самая прискорбная славословит Господа и отвергает от себя всякий помысел жалобы и ропота.
Сам крест, воспринятый как дар Божий, порождает благодарение за драгоценную участь быть Христовыми, подражая Его страданиям, родит и нетленную радость для тела страждущего, для сердца томящегося, для души ищущей и нашедшей. Крест - есть кратчайший путь к небу. Христос Сам прошел им. Крест - есть вполне испытанный путь, ибо им прошли все святые. Крест - есть вернейший путь, ибо крест и страдания - удел избранных, это те тесные врата, которыми входят в Царство Небесное.
Дорогие мои, воздавая сегодня поклонение Кресту Господню телом и духом, привьем же наши малые кресты к Его великому Кресту, чтобы Его живительные силы напитали нас своими соками для продолжения подвигов Великого поста, чтобы исполнение заповедей Христовых стало единственной целью и радостью нашей жизни.
Почитая сегодня Честный Крест Христов, с покорностью воле Божией возблагодарим Его за наши малые кресты и воскликнем: "Помяни мя, Господи, во Царствии Твоем". Аминь.
Источник: (Архимандрит Иоанн (Крестьянкин). - Печеры.: Свято-Успенский Псково-Печерский монастырь, 2001.) http://www.pavlovskayasloboda.ru/100307.html

Великопостные родительские субботы.


Молитва за умерших.

Благочестивый обычай молиться за умерших ведет свое начало из глубокой древности. Что побуждает нас молиться за умерших? По слову Иисуса Христа, мы должны любить ближних, как самих себя, и в молитвенной памяти о усопших проявляется самая величайшая, совершенно бескорыстная и сокровенная наша любовь. И эта любовь очень дорога умершим, потому что мы приносим им, беспомощным, помощь! И, наоборот, как мы безжалостны бываем, когда забываем о них!
Но к сожалению, очень часто в церковь приходят люди и со слезами на глазах спрашивают, можно ли помянуть умерших некрещеных родственников. Церковь за некрещеных не молится, так как эти люди еще при жизни лишили себя возможности получить православное христианское поминовение, не вошли в спасительную ограду Церкви. По Уставу Церкви также нельзя совершать православные обряды погребения и церковного поминовения людей крещенных, но отрекшихся от веры и отошедших от веры (еретиков), которые при жизни относились к Церкви с насмешкой, враждой, или, считаясь православными, искажали Слово Божие, толкуя его по своему мудрованию. Эти люди отлучили себя от Церкви сами. Странно было бы совершать молитвы наравне с верными и за людей неправославной веры, не признавших Православную Церковь за Церковь истинную, и, тем самым, выступавших против нее. Самоубийцы - это люди, отказавшиеся нести своей жизненный крест, восставшие против Божиего промысла и Божией воли, против Церкви и против родных своих.
Некрещеные люди, как и отступники, мертвые члены, отсеченные от целого тела Церкви, потому и бесполезно заботиться и молиться о них. Об отрезанном и загнившем пальце можно лишь сожалеть, но вылечить его уже невозможно. Некрещеные и отступники, души которых отошли в мир иной в неприятии Бога, уподобляются гнилому зерну, брошенному в пашню вместе с зернами здоровыми. И как такому зерну, в отличие от зерен неповрежденных гнилью, не помогает ни обильное орошение, ни воздействие животворного солнца, так и душам, погасившим в себе Дух Христов, не помогут молитвы близких.
Часто приходится слышать упреки, что Церковь, мол, жестоко поступает по отношению к умершим некрещеным. а среди них встречаются очень хорошие и добрые люди. Так что же мешало хорошим людям стать членами Церкви? Наверное, у каждого были причины. Один боялся потерять положение, другой - должность, кто-то стеснялся или ему было некогда, но в основе всего лежит их неверие в Бога. И это неверие, отрицание Бога, душа унесла с собой в загробную жизнь, где она уже новые качества не приобретает. И поэтому молитва за неверующего даже опасна для души молящегося. Еще опаснее молиться за самоубийц, так как, воспринимая память о душе усопшего, молящийся вместе с тем делается как бы сообщником и его душевного состояния, входит в область его душевных томлений, соприкасается с его грехами, неочищенными покаянием. Главное - душа самоубийцы, еретика и некрещеного человека находится в соединении с противником Бога (сатаной), и надо взять на себя смелость бороться с начальником тьмы.
Если усопший был православным христианином и когда-то в земной жизни обращался к Богу с молитвенной просьбой о милосердии и прощении, то молящийся о нем теми же молитвами преклоняет к нему Божие милосердие и прощение. А если душа перешла в иной мир в настроении, враждебном к Церкви? Ведь нельзя нежелание креститься объяснить только равнодушием, потому что Сам Христос сказал: «Кто не со Мною, тот против Меня». Как можно, молясь за некрещеного или еретика, допустить себя до некоторого прикосновения к тому богоборческому настроению, которым душа их была заражена? Как воспринять в свою душу все те насмешки, хулы, безумные речи и помыслы, коими были полны их души? Не значит ли это - подвергать свою душу опасности заражения такими настроениями? Обо всем этом должны подумать те, кто упрекает Церковь в немилосердии.
Если человек по слабости и имел грехи, но провел свою жизнь в истинном покаянии, в стремлении изжить их из себя, то стремление это и покаяние, становясь состоянием его души, переносится в мир иной при смерти человека и становится благодатной почвой для восприятия молитв о нем живущих. Неверие же, жестокосердие, нераскаяние, насмешливое или враждебное отношение к Церкви - есть не что иное, как хула на Духа Святого. В Евангелии же сказано, что все может проститься человеку, но хула на Духа Святого не прощается.
Молитва за умерших имеет двоякую цель: испросить у Бога милости усопшему и принести утешение живым. Церковь не возбраняет личной, домашней молитвы за близких, умерших некрещеными, но только домашней и, учитывая вышесказанное, с мерами духовной предосторожности. Естественно, молящемуся нужно самому быть крещеным православным христианином и на молитву за некрещеного родственника взять благословение у священника.

Вверх